Суббота, 28 Март 2020

Уроки мужества на квадратике татами

Статья добавлена 01 Март 2016

Он приехал жить в Обнинск восьмилетним мальчишкой. И помнит, как моряки приходили в школу проводить уроки мужества. Спустя четыре десятилетия своеобразные уроки мужества детям дает уже сам Юрий Владимирович Фрай – директор спортивной школы «Держава», заслуженный тренер России. Активный, позитивный, молодо выглядящий. Он с завидной регулярностью посещает спортивный зал. Говорит, что неделя без тренировок плохо сказывается на самочувствии и сне. Находит время для депутатских полномочий, несмотря на разъездную деятельность, поскольку является вице-президентом российской Федерации кудо. Представлять Юрия Фрая дополнительно не надо, а вот поговорить интересно. Он такой, как мудрый Каа, себе на уме как Багира, с педагогическими способностями и «железной лапой» Балу. А по жизни он, пожалуй, Акела. Вожак, который готов прыгнуть.

Наверное, не совсем правильно делать мужчине комплименты по поводу того, как он выглядит. Да вы в этом и не нуждаетесь.

Я лукавить не буду, до 35 лет ощущал какие-то изменения по мере взросления, а после этой даты живу на одной волне. Каких-то разительных перемен, кроме приобретаемого опыта и расширяющейся памяти не чувствую. Я себя ощущаю в оптимальном возрасте, который надо максимально долго сохранять. Когда еще есть силы и уже есть мудрое отношение к происходящему.
Мне кажется, ваша жизнь сбалансированная и плотно подогнанная. Есть ли в ней место для чего-нибудь еще? Открыты ли вы для нового?
Сбалансированность есть, но она не означает стабильность или константность. Потому что она не снаружи, а внутри самого человека. И это, кстати, вещь достаточно эмоциональная. У меня есть семья, дети, внуки, интересная замечательная работа. Все то, к чему стремился. Гармония позволяет мне получать позитив. И в то же время у меня есть люфт для реализации каких-то дополнительных идей. Я ведь не застывшая фигура и нахожусь в постоянном внутреннем движении. Пространство от головы до потолка я себе оставляю. И мне есть куда прыгать и стремиться.

Вы сказали, что у вас есть замечательная работа. Что имели ввиду?

У меня разные виды деятельности, но они увязаны в единое целое. Ведь все я пропускаю через себя. Я не подрабатываю на разных работах, а живу одной жизнью.
Понятно. Есть какая-то общая линия. Спорт, воспитание… Какая?
Сложно сказать, где заканчивается спорт и начинается общественная деятельность. Ее, кстати, важно не путать с общественной нагрузкой. Я не дежурный по лагерю и не дружинник, которому нужно ходить на рейд несколько раз в неделю. Причем, вся моя работа носит публичный характер…

То есть наше общение сейчас – это работа?

Конечно. Мы общаемся в рамках городского издания о моей деятельности. Сейчас объясню. У меня есть друг в Ярославле. Он был руководителем городской Федерации кудо и моим подчиненным. Сейчас стал заместителем областного министра спорта. И когда мы встречаемся на соревнованиях, то обмениваемся различной информацией: о ГТО, о спартакиадах, о физическом воспитании детей. И вот когда я еду в Ярославль, то делаю это и как тренер, и как директор, и как общественный деятель. Ведь я могу что-то почерпнуть у них и привезти сюда. Или поделиться информацией с ними. Все переплетается.

Ну, если смотреть шире или сверху, то да.

Вот вам другой пример. Я нахожусь в бюджетном комитете городского Собрания. Это что совсем другая деятельность для меня: циферки, отчетность, прогнозы? Нет. Я директором муниципального учреждения работаю уже 14 лет. Получается, что в комитет я привношу свои практические знания. А оттуда выношу в директорскую работу определенное понимание. И возможно благодаря этому я мудрее какого-нибудь другого директора.

Вы во второй раз избрались в Горсобрание. Работа в первом созыве и во втором отличается по личным ощущениям?

Когда впервые стал депутатом, переживал некие эмоции. Даже внутренние взрывы были, которые, понятно, наружу не выплескивались. Но было желание немедленного реагирования. Я осознаю, что мало кто из жителей понимает существующую в городе систему власти. И то, что делает на своем месте народный избранник. Кто-то думает, что депутат - это человек, который придет и отверткой выкрутит старый выключатель в подъезде и поставит другой. Но на самом деле это не так. Депутаты должны помочь администрации создать рабочую систему функционирования города. Она ведь постоянно трансформируется. Меняется законодательство федеральное, областное. Мы должны учитывать много факторов.

Вы к этому сразу пришли, поняв, что не надо никуда бежать с отверткой?

Да, но были определенные противоречия, желание быстрого результата. Но городское Собрание - это не касса взаимопомощи, не бригада МЧС, которая ворвется и перекопает улицу в случае порыва. Есть ведь службы. Они должны выполнять свою работу эффективно. Я понимаю, что директор школы, например, может заняться решением проблемы освещения подхода школьников к зданию. Но это не его задача. Если есть возможность и желание – замечательно! Но не должно быть в ущерб основным обязанностям.

Пример, думаю, вы не зря привели, директорство общеобразовательной школой вам очень близко.

К директору школы, так давно повелось, все бежали со своими проблемами. Это человек, который волей-неволей становится клубком связей. С ним никто не сравнится по количеству контактов. Потому что это контакты и с детьми, и с учителями, и с родителями. Если он настоящий директор, он будет этим заниматься. Да, он может только отчитываться по ЕГЭ, его никто не упрекнет. Но, мне кажется, что если ты становишься директором, то являешься фигурой политической.

А вот считается, что работа директора школы – это призвание. Это ваше призвание?

тогда в 2002 году стал директором «Державы», то не мог говорить: «Мое это или нет». Через год понял - моё. Это покажется нескромным, но звучать должно именно так: каждый, кто становится директором школы не вынужденно, а сознательно, обязан думать, что кроме него в этой школе никто ничего не сделает. Знаете, это как Высоцкий, который пришел к Вайнерам и Говорухину и сказал: «Я должен сыграть роль Жеглова». «А почему, - спросили они, ведь есть и другие хорошие актеры». Он ответил так: «Как я никто не сможет». Вот директор должен идти с таким посылом. Я с ним шел на работу. И реализовался, и получил общественное признание не только в городе.

Этот этап вы перешагнули?

Да, но я сейчас тоже директор школы. И та школа, и эта – они авторские. В каждой реализуются мои идеи. Если директор просто чиновник, а не реализатор идей, то школа теряет свою изюминку. Поэтому каждый директор должен создать свою школу.

Хотел спросить тогда про спортивную «Державу». У вас мужской тренерский коллектив. И занимаются на 90% мальчики. Можно ли сказать, что это школа мужества?

Да. Потому что мужество воспитывается на примерах, но без практической реализации его воспитать невозможно. Когда человек читает про героев, которые бросались под танки, но при этом элементарно ленится нести сумки, то никакого воспитания мужества тут не происходит. Мужество, прежде всего, это монотонное умение терпеть. И мы как раз этим занимаемся. Спортсмен терпит боль, терпит нагрузки. Все это конечно подконтрольно и не во вред здоровью. Сейчас 420 человек у нас занимаются. Для моношколы единоборств (кудо, дзюдо,самбо, К-1) – это много. Чемпионами становятся единицы. Но остальные нам тоже интересны. Они делают свои поступательные движения, учатся реализации в маленьком квадратике татами. Из этих преодолений складывается понятие «мужество».

В обществе есть такой стереотип, что школа мужества - это армия. Вы как человек, который ее прошли, согласны?

Армия – не школа мужества. Это группа высшего спортивного мастерства, это лакмусовая бумажка и серьезный тест, который не все проходят. Если ты туда пришел подготовленный, цельный и со стержнем, тогда произойдет дальнейшее повышение жизненной квалификации. Ты на себе апробируешь понятия дружбы, коллектива, выполнения общей задачи. Но если ты туда пришел неподготовленный, то совершенно не факт, что там произойдет чудодейственное преображение. Такое, как в сказках после прыжка в кипящее молоко.

Армия стала другой уже потому, что служить надо всего год. А что еще изменилось?

Знаете, вот приближается праздник 23 февраля. Мы с каждым годом, как мне кажется, становимся чрезмерно толерантными. Размывается истинная сущность понятий. Я в этих вопросах ортодокс. Существовал праздник – «День Советской Армии и Военно-Морского флота». Сейчас это «День защитника Отечества». Новое название, но смысл уже размыт. Ведь это был профессиональный праздник. Когда нас девочки поздравляли в школе с этой датой, мы понимали, что это не совсем заслуженно, что это аванс, надежда на то, что мы станем такими – будущими защитниками. Сейчас этот праздник превратился в день мужчин по половому признаку. И человек, который может быть, не несет на себе вообще защитных функций, ни как военный, ни как отец семейства, тоже воспринимает это как свой день. Я против этого. Смысловая нагрузка должна быть. Вот «День всех влюбленных», это день кого? Тех, кто каждый день влюбляется или тех, кто любит (улыбается)?
Говорят, что в армии закладываются традиции дружбы. Вы – хороший друг?
Надеюсь, что да. У меня есть много новых друзей. И тех, с которыми я искренне храню давнишнюю дружбу, связанную и с армией, и с занятиями спортом.

Есть такое понятие ближайшая перспектива. У вас она какая?

Я не ставлю себе какие-то вехи. Не живу зарубками, ступеньки не считаю. Я реализую себя в каких-то направлениях. Если впереди вершина, я ее беру. Само направление – это уже движение вперед. Такого, что я должен встать и вбить флаг – такого нет. Есть жизнь насыщенная событиями. И каждое из них – вершина.

Выезд в детский спортивный лагерь с детьми это событие?

Конечно. И событие, и вершина. Нисколько не меньшая, чем, например, подготовка к проведению чемпионата мира в составе Федерации кудо. 

В феврале у вас грядет событие в семейной жизни, должна родиться дочь.

Сейчас мои все чаяния прикованы к этому.

Вашему сыну Артемию сейчас два года. Он уже достаточно взрослый, чтобы переключаться с мамы на папу. Наверное, у вас широкое поле приложения педагогических талантов?

Я стараюсь максимальное количество времени проводить с сыном. Сознательно делаю зарядку дома. Он копирует. Дети учатся на примере, их обмануть нельзя. Хотя без ссор и противопоставления характеров у нас уже не обходится. Он тоже самоутверждается.

Скажите, а детей вообще много должно быть?

Я считаю, что наша вечная жизнь и основная реализация - это собственные дети. И если есть возможность: здоровье, Бог дает, то детей должно быть много. Вся наша деятельность – это создание некоего представления о мире, в котором должны жить твои дети. Для этого мы занимаемся обустройством этого мира. Почему, например, я занимаюсь педагогической деятельностью? Я хочу, чтобы хороших людей в их будущем было больше. Все мои дети –долгожданные. Как сказал Черчилль: «Легче управлять нацией, чем воспитывать четырех детей». А я добавлю, что если ты это делаешь, то можно говорить, что в жизни ты совершил что-то серьезное.


Беседовал Вадим Широков