Суббота, 28 Март 2020

Александр Масютин: «По отношению к жизни мы – варвары и нещадно себя тратим!»

Статья добавлена 04 Июнь 2016

Этот мужчина в возрасте  из тех, на кого будут смотреть. Кто-то, наслаждаясь грацией и пластикой, иные, пытаясь повторить. Но отвести глаза трудно. Энергетика передается. Тоже самое будет, если заговорите с учителем (именно так многие называют этого человека). Я покинул его квартиру, заряженный на оздоровление и продуктивность. Надеюсь,  тоже произойдет и с вами. Прочитайте  рассказ человека, сумевшего постичь огромное число видов единоборств, воспитавшего профессионалов боя и в последние годы сосредоточившего свое внимание на китайской гимнастике.

Я родился в Средней Азии, в Казахстане. Заниматься восточными единоборствами начал с детства. По образованию геолог, учился в Томском политехническом институте.  Из Сибири постоянно ездил в Москву на аттестации и сборы, был делегатом на первом съезде боевых искусств. Развитие этого направления  в Советском Союзе проходило на моих глазах.  Надо сказать, что раньше это было подполье. Многих моих знакомых, кто занимался, посадили, а меня предупредили. Чтобы не последовать по стопам «нарушителей» я старался плодотворно общаться с силовиками. В конце 70-х официально устроился старшим тренером по каратэ в сибирском отделении Академии наук в Академгородке.  Итогом трех лет работы стало создание школы, а также победы наших воспитанников на Чемпионатах Сибири, России и СССР. Ситуация вынудила оставить квартиру в Новосибирске и перебираться в Москву. Все-таки возможностей в столице было больше.

Вел занятия на самой Петровке, 38. Занимался  с ведущими инструкторами боевых искусств, разными людьми высоких чинов. Рассказали мне про Обнинск. Позвали провести занятия по каратэ и рукопашному бою.  Приехал сюда в 1981 году. Город мне понравился, были ассоциации с Академгородком. Приобрели домик в Белкино. Через пять лет получил квартиру.

 У меня был свой коллектив во Дворце культуры 60-летия октября. Вера Петровна Бескова, увидев наши занятия по спортивной пластике, предложила работать в театре. Несколько лет мы работали бок о бок. Поставили несколько спектаклей, в том числе «Ящерицу», с которой стали лауреатами всесоюзного конкурса. Много гастролировали. Помимо этого вел занятия для врачей клинической больницы по цигун и тайцзи. И конечно тренировался сам. Постепенно подтянулись ученики. Впоследствии некоторые из них становились лучшими бойцами России.

Мой сын Сергей  вместе с мастером спорта по контактному каратэ Дмитрием Чибиревым сейчас работают в школе боевых искусств Масютина. Воспитанники школы Дмитрий Григорьев (МС, несколько лет признавался лучшим бойцом России по рукопашному бою и каратэ) и Максим Плешко занимаются постановкой боев для различных фильмов, среди них и «Бой с тенью». После того как ребята состоялись, мы организовали набор детей. Появилась школа. В течение нескольких лет мы завоевали около полутора тысяч медалей, выступая в турнирах различного уровня. По 40 человек вывозили на соревнования, 6 тренеров работали. Сейчас лишь одна группа детская осталась. 

 Дело в том, что тренеры вынуждены подрабатывать, им надо семьи кормить. Все это время мы жили энтузиазмом, платили аренду, мотались на соревнования.  Да, можно было поработать в охране ребятам. Как это было в 90-е: приехать, разобраться, долги выбить. Были в городе нашумевшие драки. Но мы от этих вариантов ушли, не стали связываться. Приходили – предлагали. Я сказал: «До свидания». Тогда мы ушли на глухую самоокупаемость. 

15 лет были в хорошем смысле сумасшедшими. Я взаимодействовал с десятком федераций: контактное каратэ и ушу-саньда, армейская и динамовская рукопашки… Чтобы разобраться с тонкостями того или иного вида единоборств, я просил правила, изучал их, мы адаптировали свою подготовку. Все дни уходили на согласования, на звонки, поездки. Зато в каждом виде единоборств у нас были и призеры России, и чемпионы. И еще один факт, который греет душу, за все время мои воспитанники не получили ни одного нокаута.

Я обращался к городским меценатам в свое время, но они были ориентированы на другие клубы. Писали про нас сначала очень много. Потом как-то журналист вышел на меня, хотел материал сделать. Договорились встретиться. Жду его. Он не приезжает. Звоню, говорю: что такое, почему? Он: мне запретили о вас писать. Чем мы лучше выступали, тем меньше о нас писали. Шла борьба какая-то подковерная в Обнинске. По всей России ездим – дышим свободно. Как только в Обнинск и начинается: слухи, интриги. Столько энергии я отдал, чтобы эти слухи как-то опровергнуть. Позже понял бесполезность этого занятия, и тогда мы закрылись для Обнинска, переориентировались на Москву.

Моя философия состоит в том, что когда на тебя накатывают, ты не должен отвечать таким же накатом. Кулак в кулак не идет. Нужна мягкость. Я всегда говорил: «Ребята, жесткое видите, обкатывайте его».

 Почему мы стали все выигрывать? Потому что методика работы такая - использование большего количества суставов, мышц, связок. Учили человека двигаться более пластично, более гибко, изящно. За счет этих обманных движений ты получаешь свободу движений и не пропускаешь ударов, как бы обкатывая их. Поэтому так много тренировок в лесу с предметами делали. Мы бегали между деревьями, залазили на них и еще обязательно использовали оружие.  Когда бьют палкой – это очень больно. Нож ранит еще сильнее. Чтобы не получать ударов, ты вынужден по-другому чувствовать, как животное. Звериная техника построена на силе пальцев рук, на силе позвоночника.

По системе животных я работаю и сейчас. Более того, она подсказывает, как действовать с возрастом. Возьмем пример тигра. Тигрята дерутся, учатся, становятся все сильнее и сильнее, показывают свою состоятельность. А потом когда вырастают, то хищнику достаточно рыкнуть. Они без необходимости не охотятся. Потому что есть свой предел. Если в более позднем возрасте ты будешь напрягать мышцы и суставы, они порвутся. Но есть другая работа: более внутренняя, более мягкая. Вот уже несколько лет я занимаюсь исключительно этим направлением. В тайцзицюань идет работа с дыханием, с внутренними органами, с эмоциями.  Почему у нас спортсмены многие, закончив свою карьеру ломаются? Потому что нет альтернативы. Не знают и не умеют делать мягкую работу. А прежнюю жесткую уже не могут. 

Что происходит во время занятий тайцзицюань? Всматривание, вслушивание в себя снаружи и внутри. Тут нет пустых движений, они все направленные и волнообразные. Мы же на 80 процентов состоим из жидкости. Поэтому от сустава к суставу, от молекулы к молекуле. И когда мы внешние движения уподобляем  волне, тогда получаем минимальный износ и выходим на гармонию тела и жидкости. При правильном выполнении упражнений подключаются центробежная и центростремительная силы, которые стимулируют кровообращение, тем самым помогая сердцу. 

Мыслить надо не только головой, есть еще эмоции. Их нужно анализировать. И конечно тело. Оно обладает уникальным умом. Если заниматься неправильно без учета физиологии, то просто вредят себе. А когда делаешь правильно, то тело само тебе говорит – вот правильно, так надо. Эмоции получают кайф, и это чувствует голова. Вот я по мере своих сил учусь и учу. 

Несколько тысячелетий люди развивали боевые искусства.  Вот вы думаете, что самый массовый вид спорта футбол, а на самом деле тайцзи, который очень развит в Китае. Я вот футбол тоже люблю, играл с ребятами на тренировках, вот и доигрался – сустав «полетел». 

Кому надо, те находят ко мне дорожку - спрашивают. Если есть проблемы, то я могу подсказать, как выйти на гармонию.  Нам нельзя отрываться от природы, от земли, от неба, от естественного. Господь сказал, что человек в среднем должен жить 120 лет. А сколько мы живем? Мы себя нещадно тратим в процессе жизни. У нас нет культуры бытия. В этом плане мы невежественные.

Цигун - это жизнь человека. Человек должен себя знать и немного корректировать. В противном случае вы относитесь к себе и к другим невежественно и бескультурно, варварски. Когда вы молоды, вы можете себе это позволить. К сорока годам все это заканчивается, ведь органы внутренней секреции работают иначе. Главное к этому времени подойти правильно, осмысленно.  Что нас стимулирует? Жизнь и здоровье. Более глобальных стимулов нет. Поэтому это естественно заботиться о них. Сначала понемногу, а затем, посеяв привычку, пожнешь характер. 

Тайцзи – боевое искусство, но работа в нем идет по принципу цигун. С 2007 года мы ежедневно общаемся и занимаемся этим направлением  с Николаем Петровичем Елисеевым.  Сейчас на занятия ходит довольно много разных людей и врачей, и муниципальных служащих. Последние наши «приобретения» Владислав Шапша, мне кажется он просто рожден для тайцзи, и Геннадий Ананьев. Пришел Андрей Ильницкий. Попробовал, человек тонкий интеллигентный он сразу почувствовал, как произошли изменения. Спать начал нормально. Тренировки наполнили жизнь всех. Занятия помогают людям очиститься, «профилактировать» свои чувства и мозги. С женщинами занимается моя дочь – Наталья Дуденко. И без ложной скромности могу сказать она одна из лучших в России по тайцзи, с детства занимается.

Чем занимаюсь еще? Строю дом десятый год уже - это моя внутренняя потребность. Сами потихонечку, своими силами. Сын там живет. А мы с женой приезжаем. У меня три внучки и один внук. Прекрасно общаемся. Ежедневно изучаю материалы, читаю статьи, просматриваю интернет, музыку подбираю, занимаюсь.  Китайский язык вот начали изучать, без него тяжело.

Сложно вам написать будет. Одним штрихом не получится. Здесь огромная философская база, она общечеловеческая.  Чтобы ее постичь не хватит жизни, а чтобы описать… (смеется)

За время подготовки материала мы виделись трижды. И всегда мой собеседник был позитивен, корректен и в тоже время открыт. Я же прекрасно отдаю себе отчет в том, что чем глубже будешь погружаться в эту тему, тем больше деталей будет вскрываться. Ибо это и есть жизнь в одном из ее правильных, здоровых проявлений. И я искренне желаю вам жить такой гармоничной жизнью.