Пятница, 10 Июль 2020

ВЕРА ПЛАШКЕВИЧ: СЕКРЕТЫ НЕРУШИМОЙ СЕМЬИ

Статья добавлена 15 Сентябрь 2015

Говорят, что тот, кто работает с детьми, никогда по-настоящему не состарится. Что же тогда сказать про человека, который трудится в акушерстве и помогает малышу появиться на свет? Это и вовсе должны быть люди вечной молодости.

Начальник обнинского родильного дома Вера Плашкевич – такая. Всегда энергичная, деятельная, она постоянно находится в движении и заражает своей энергией других. Недаром после её прихода роддом так сильно изменился. И изменился, как отмечают побывавшие там, в лучшую сторону. Но об этом немного позже. А сейчас давайте узнаем профессиональную историю нашей героини.

ТОМСК – КИРГИЗИЯ – ТОМСК

– В Обнинске вы совсем недолго, прошел год с того момента, как приехали сюда. Где вы работали до этого?

– Довелось жить в самых разных местах. Я закончила Томский медицинский институт, по окончании его отправилась работать в Киргизию. Там трудилась восемнадцать лет. Республика специфическая в плане родовспоможения, так что работа была напряжённой. Рожают там много – за смену приходилось принимать до пятидесяти родов! К тому же там была шестидневная рабочая неделя. Так что все эти восемнадцать лет были наполнены исключительно акушерством, ни на что другое времени не оставалось. В воскресенье не то что каким-то хобби заняться – только успеешь по дому что-то сделать и у детей уроки проверить. Да и этот выходной, как правило, не удавался из-за экстренных случаев. Мой муж – анестезиолог-реаниматолог, профессия тоже неспокойная. Так и получалось, что мы практически целыми днями работали.

И тем не менее такой профессиональный союз оказался очень прочным. Вера Евгеньевна с супругом вместе уже тридцать лет – в этом году будут отмечать жемчужную свадьбу. Всегда трудились на одном поприще. Игорь Витальевич также работает в обнинском роддоме. Вырастили двоих детей – сына и дочь. Правда, те избрали для себя профессии, не связанные с медициной, хотя сама Вера Евгеньевна – врач в третьем поколении. 

– Про мужа могу сказать только самое хорошее, – говорит она. – Это настоящий друг, товарищ, мы вместе идём все тридцать лет рука об руку. А семья у меня в самом деле медицинская. Бабушка была очень боевая, работала начальником эвакогоспиталя в Сибири, оперирующий хирург. А вот дети дали себя отговорить и решили не идти в медицину. Они ведь нас, родителей, в детстве видели только на фотографии (смеётся).

И вот через восемнадцать лет этот период завершился.  Не стоит искать в нашем отъезде из Киргизии какой-то глубокий подтекст – просто потянуло на историческую родину. Хотя с Киргизией до сих пор связано много самых хороших воспоминаний. У нас там масса прекрасных друзей, мы говорим и понимаем по-киргизски. Но время распорядилось так, что решено было вернуться обратно. А куда? – туда, где проходили обучение. То есть в Томск. 

Рядом с Томском располагается закрытый город – Северск. Там планировали создавать перинатальный  центр. Вера Плашкевич подала документы на конкурс, прошла несколько собеседований и… Прошла. В 2007 году она открывала  первый в системе ФМБА России перинатальный центр. Спустя еще три года доктор Плашкевич становится главным акушером-гинекологом Федерального медико-биологического агентства России. Согласитесь, статус серьезный. И все это в трех тысячах километрах к востоку от Москвы. Естественно, стали появляться предложения перебраться поближе к столице. От одного из них она не смогла отказаться.

И ВСЁ-ТАКИ ОБНИНСК

В коридорах ФМБА мы познакомились с главным врачом обнинской КБ № 8 Владимиром Петровым. Он много рассказывал про город, а потом предложил мне перебраться сюда. Я согласилась. И с тех пор ни разу об этом не пожалела.

Как вам Обнинск?

Мне очень нравится! Замечательные люди, очень приветливые. И хотя меня не раз предупреждали, что город это на самом деле проблемный, что люди здесь серьёзные, я, сталкиваясь с ними, вижу их с хорошей стороны. Всё-таки по характеру своей работы мы сталкиваемся с людьми в экстремальных условиях – где есть рождения, там иногда есть и смерти, к сожалению. Но тем не менее со всеми удаётся находить общий язык. По крайней мере, с первого сентября прошлого года у нас не было ни одной обоснованной жалобы на услуги родовспоможения. 

Как вы оцениваете состояние нашего роддома на сегодня?

Как очень неплохое. Что касается площадей – здесь всё в порядке, нет и речи о том, чтобы укладывать кого-то в коридорах. Мы перешли на современное количество койко-дней. Понимаете, чем лучше будет налажена наша работа, чем легче пройдут роды, тем быстрее женщина будет выписана. Это лучше для всех. Несмотря на то, что сейчас времена для медицины не самые простые, нам удаётся оснащать родильный дом передовой техникой. Одно из последних новшеств – современный аппарат УЗИ, который позволяет выводить 3D-изображение ещё не рождённого младенца. 

НАВСТРЕЧУ ПЕРИНАТАЛЬНОМУ ЦЕНТРУ

А если попытаться заглянуть в будущее?

Очень хочется, чтобы родильный дома в Обнинске получил статус перинатального центра. Чем отличается простой роддом, даже крутой и новый, от центра? Разница принципиальная. Во-первых, перинатальный центр обладает консультативно-диагностическим отделением дородовой подготовки и наблюдением беременных высокой группы риска, и обладает возможностью второго этапа выхаживания, для больных и недоношенных детей. Всё это должно быть единым целым.

Сейчас город идёт к созданию такого центра?

Пока мы в основном решаем вопросы кадровой политики. В самое ближайшее время у нас появится еще один врач-неонатолог, то есть специалист, наблюдающий новорожденных в течение первых семи дней жизни. Это позволит сделать дежурства таких врачей круглосуточными. Хочу сказать, что мне очень помогает коллектив. Сотрудники открыты всему новому, всем усовершенствованиям, имеют огромное желание обучаться. Мне очень удобно и интересно работать с Владимиром Петровым – человеком, который пригласил меня сюда, воодушевил, обозначил генеральную линию партии (смеётся). Наши деловые взаимоотношения выстроены так, что роддом и сотрудники можем развиваться.

Как главный внештатный специалист ФМБА я курирую 25 родовспомогательных учреждений на территории нашей страны. И была практически во всех. Мне есть с чем сравнивать. Я действительно очень хочу, чтобы здесь появился настоящий перинатальный центр, и мы близки к этому. База для этого есть! Есть качественная, дорогостоящая аппаратура, и есть специалисты.

Понятно, что поставленная цель по созданию центра амбициозная, но, возможно, у вас есть и другие?

Да! Внедрение партнёрских родов. Я, можно сказать, фанат этого дела, ратую за него, болею всей душой. Нами делается многое именно для того, чтобы партнёрские роды стали нормой. Ведь подумайте: если зачатие новой жизни это дело двоих людей, мужчины и женщины, то почему появление на свет плода их любви должно быть делом одной матери?

Существует много мифов насчёт партнёрских родов, и мы их развеиваем. Ничего экстремального муж не видит, он находится у головы роженицы, весь процесс от него скрыт. Но зато, когда ребёнок появляется на свет, когда первое, что видит маленькое существо – это не глаза акушерки, уставшей за день работы, а глаза родного человека. Когда ребёнка кладут на живот матери, и он, повинуясь инстинкту, ползёт к груди, и когда на это смотрят вместе мать и отец, то я убеждена: такая семья будет нерушимой.

Текст: Игорь Журавлев
Фото: Александр Ульяненко