Вторник, 07 Апрель 2020

В 60 жизнь только начинается

Статья добавлена 18 Июль 2016

Недавно поймал себя на мысли, что застал Обнинск ещё подростком. Ему было всего 15 лет. 15 лет! И уже тогда он был лучшим городом Земли, хотя и слогана такого ещё не существовало. Мы просто это знали. Ну, в самом деле, в каком ещё городе можно набрать корзинку грибов, едва выйдя из подъезда? Где ещё на городских улицах по вечерам пели соловьи, а переходить их можно было, не глядя по сторонам? Сегодня Обнинск сам стал почти столицей. И сюда приезжают развлечься и затариться со всей округи. Он сыт, обут, одет. Правда, он несколько утратил своё первозданное обаяние. От моего города почти ничего не осталось. Появились новые улицы, новые лица, которых так много, что наукоград трещит по швам. Но, наверное, это непреложный закон природы. И если сюда едут, значит, лозунг про «лучший город Земли» не пустое патриотическое бахвальство. Он по-прежнему хорош и притягателен.

Помню, как москвичи, волею случая попадая в наши края, удивлялись:
­ Как это мы раньше не знали про такой милый, уютный городок! А что у вас тут?
И мы с гордостью, взахлёб, наперегонки начинали рассказывать про первую АЭС.
­ АЭС??? О, ужас! У вас тут радиация!» – пугались гости, по дороге к ближайшему дозиметру обматывая голову фольгой. А на дозиметре уровень ниже, чем в Москве. И даже ниже, чем норма.
­ Как так?! – удивлялись гости. И мы ждали этого вопроса. И мы набирали побольше нашего чистого обнинского воздуха в лёгкие: ­ А вот так! Глупые! Ведь это же ПЕРВАЯ АЭС! Понимаете? Первая! Первая в мире! Тут всё делалось на совесть.

Теперь всё по-другому.
­ «Обнинск? Тот самый? – почти с восторгом переспрашивают в столицах. ­ - Как же, как же! Наслышаны!»

И что касается науки, то всё делалось действительно на совесть. Физики-лирики, что ни говори, славные ребята. Но со временем стали приходить те, кто не знаком с этой традицией. И размеренный уклад стали сотрясать скандалы с иногородними строителями. А наши – как строили на совесть, так и продолжают. Всё-таки это особенный город, который надо любить и чувствовать. Халтура здесь не проходила никогда. И ни в чём. Даже в культурной жизни Обнинск обладал тонким чутьём. Помню скандал на концерте Юрия Лозы. Известный исполнитель опоздал, и обнинских зрителей полчаса «кормили» его «группой разогрева». Безголосые моделеобразные барышни извивались под фанеру и были дружно освистаны. 

Когда думаю обо всём этом, невольно приходит в голову вопрос – а так ли хорошо, что Обнинск рассекретили и открыли? Но, с другой стороны, здесь оставались и остаются те, кто получил блестящее, и в том числе обнинское образование. И вот их-то как раз я сегодня назвал бы хранителями здешних традиций. Физики, медики, работяги, педагоги… И они всё такие же лирики.

Мой город привык быть первым во многом. Он начал с первой атомной, стал первым наукоградом, а уже этой осенью первым из городов в Кремле представит долгосрочную стратегию своего развития. Но это всё – «фундаментальная наука». А в прикладной – он растёт и богатеет, иногда даже бесится с жиру, время от времени теша своё тщеславие. 

Лучший город земли! И снова спорю сам с собой: а разве это не так? Здесь есть наука, здесь есть производство, здесь есть театры, здесь есть кино, здесь можно заниматься любым видом спорта, здесь есть, куда сходить вечером, здесь всегда есть, чему учиться и всегда есть, кого учить… Иногда мне кажется, что это про Обнинск:

«Что для жизни надо – всё есть.
Если нету – значит, пустяк.
Решено – мы жить будем здесь!
Решено – мы жить будем так!»

Мне доводилось видеть много разных городов. Да и сейчас, признаться, живу не здесь, а в городе, который, несмотря на его далеко не бесславную историю, я называю не иначе, как усыпальницей. Но в этом парадокс. Всё же я покинул свой город, любимый до слёз (да простит меня Мандельштам за эту вольную интерпретацию), «…до прожилок, до детских припухших желёз…»

Может, это произошло, потому что для меня не всё здесь изменилось в лучшую сторону. А может, потому что больно смотреть, как прямо на глазах исчезают памятные для меня места. В своё время Обнинск уже лишился леса, на месте которого теперь стоит квартал МЖК. Сейчас в парке вырубили сосны, которые помнили ещё «Бодрую жизнь». Теперь Градостроительный совет решает вырубить лес у гостиницы ЦИПК, чтобы понавтыкать туда серые безликие высотки. Меня всегда удивляло – почему дома нужно строить непременно там, где растёт лес? И почему для этого лес непременно нужно вырубить? Неужели мало пустырей? Для меня, человека, в 13 лет создавшего «Зелёный Патруль» в родной 8-й школе, всё это нож по сердцу. Но всё это, конечно, очень личное. У каждого что-то своё. А ведь нужно думать о великом! К тому же, надо отдать должное, всё-таки в Обнинске гораздо бережнее относятся к городским лесам, чем в других городах, и основную массу сохранили. 

Так что же будет с Обнинском дальше, на пути к седьмому, восьмому, девятому десятку?.. Конечно, жемчужное ожерелье его предприятий будет становиться всё длиннее и ярче, и произведёт должный эффект на окружающих. Про наукоград будут продолжать говорить, ему будут завидовать, как завидовали с момента его появления на карте. А это, кстати, произошло далеко не сразу после рождения. Есть у меня карта Советского Союза семьдесят какого-то года. И Обнинска на ней нет. И не могло быть. Он тогда был ещё городом-призраком. Но очень милым призраком. Как Каспер. Так вот, не сомневаюсь ни на секунду, что Обнинск будет богатеть и прирастать. И вместе с тем терять миловидность и комфорт. Он – будущий мегаполис. Ну, разве может мегаполис быть милым? Это даже как-то несолидно. Но неизбежно Обнинск будет расти и вверх, и вширь, и, судя по количеству школ, факультетов и храмов, даже вглубь.

И мне очень хочется верить, что Обнинску хватит мудрости сохранить всё, чем он славен, и избавиться от всего лишнего. Очень хочется верить, что в лучшем городе Земли, как и раньше, будут жить добрые, весёлые, прядочные люди. И голова идёт кругом, представляя, что ждёт нас там, впереди, при таком-то старте… Именно старте. Ведь я точно знаю, что у меня в сорок пять, а у него в шестьдесят жизнь только начинается.

Антон Богун