Суббота, 28 Март 2020

Рисовать нельзя закрасить

Статья добавлена 11 Сентябрь 2016

Сегодняшний Боровск можно охарактеризовать разными эпитетами: древний, православный, провинциальный, красивый. Но таких городков в России немало. А вот что действительно отличает райцентр, являясь его визитной карточкой, так это настенная живопись художника Овчинникова: его работы красуются на домах и различных постройках.  Явление необычное и Боровску, пожалуй, очень идущее. 

Во-первых, потому что это на порядок эстетичнее, чем голые обветшалые стены. Во-вторых, картины автора об истории города и небезызвестных людях, мелькнувших в ней. В-третьих, все рисунки говорящие: они дополнены специально подобранными стихами супруги художника – Эльвиры Частиковой. Есть в этих обращениях и нотки юмора, и любовь к жизни, и символичность. Они вдвойне доступны - круглосуточно и каждому, будь то ребенок или пенсионер. Как сейчас принято писать - «0+».

Сам Владимир Александрович из своего хобби не делает чего-то значительного. Говорит, что так самовыражается : душа просит, руки делают. Если получается договориться о размещении нового полотна, то просыпается рано утром и «идет на стену». Два-три часа работы в течение нескольких дней… И вот прохожие притормаживают, чтобы ознакомиться с новой городской достопримечательностью. Сегодня он пишет мало и тому есть ряд причин, в том числе - почтенный возраст.   

Художника обидеть может каждый

Он не особо рад гостям. Тем более слова «пресса» и «журналист», как мне показалось, его даже напрягают. Тому есть объяснение. История Овчинникова известна. О нем не раз писали и в местных изданиях, и в федеральных, правда, некий бум интереса прошел десятилетие назад.  Тогда  и художник был помоложе, и картины выходили из-под его руки одна за другой. Власть в лице мэра города – Александра Егерева - не требовала никаких письменных разрешений и согласований. Хочешь рисовать и делать благое дело для города – твори. Сегодня, как впрочем и последние десять лет, ситуация иная. Есть определенное недопонимание. Из серии  двум хозяйкам на одной кухне не ужиться. Поэтому хозяйничать (читай, рисовать) ему запретили. Но что самое обидное, с ним и его творчеством стали бороться. Как? Закрашивали картины. Решали ремонтировать фасады там, где нанесены полотна. Пристройки строили. Одним словом, делали, что могли, наносили удары. После очередного такого он оказался в больнице с инфарктом в 2007 году.

60 и 20 лет назад…

Первый раз восемнадцатилетний юноша приехал в Боровск в 1956 году. Отец после возвращения с Колымы собирался купить здесь дом, поскольку не имел возможности селиться ближе 101 километра к Москве. Выбирали не столько дом, сколько место расположения. Сегодня мы сидим, беседуем на том самом участке, расположенном на берегу Протвы, и вид с него открывается на город совершенно замечательный. То есть не промахнулись тогда отец с сыном.

Володя учился, работал в строительной организации, побывал во многих союзных республиках. Позже в НИИ экономики и строительства, где трудился практически до пенсии.  А потом был вынужден в конце 90-х сюда перебраться по семейным обстоятельствам. С 98-го года у Владимира Овчинникова начинается период активного увлечения живописью. Что называется «с места в карьер». Дело в том, что до этого он не писал. Сначала четыре года работал на мольбертах, а с 2002 года возникла идея порисовать на стенах.



Но перед тем как начать, художник издает альбом «Боровск. Живопись и поэзия». На презентацию которого съезжаются студенты, преподаватели и руководство  Московского художественного института имени В. И. Сурикова. Они очень высоко оценили творчество именно Владимира Овчинникова. Собственно их похвалы тогда и дали мэру города уверенность в том, что городские стены он не только не испортит, но и украсит. И первая же картина вызвала у людей положительные отзывы. Это воодушевило и «подтолкнуло к подвигу». За ударную творческую пятилетку  без малого сто картин появилось на городских стенах.

Этический вопрос

Очень удачно был решен вопрос с тематикой. Начало было положено пейзажами. А потом живописцу захотелось напомнить людям их историю. Поэтому в зимнее время, когда на стенах работать нельзя, пенсионер засел в библиотеках и архивах. – Это были нулевые годы. Интереса к истории ни у кого не было, - рассказывает художник. - А вот когда одна за другой пошли картины, то люди стали интересоваться, спрашивать. Да, были у меня опасения, что это не совсем этично навязывать свое творчество всем жителям. За это меня поругивали различные недоброжелатели и конкуренты. Но вот при этом никто не сподобился взять и нарисовать что-то. Хотя я всем предлагал.

Он согласен с тем, что нужно иметь определенную наглость и дерзость для того, чтобы пойти и начать рисовать на стене. Ведь может и не получиться. А еще говорит, что когда делаешь благое дело и ты прав, то это придает сил. И еще, что никогда не будет рисовать на здании, которое представляет ценность как архитектурное сооружение. Только на том, которое обветшало, несколько раз было перестроено. На таком здании не поработать – просто грех.

Действенная сила искусства

- У нас Собор Покровский старообрядческий 1912 года постройки был на балансе автоколонны. Они там устроили склад запчастей. В городе он носил название «Покров на керосине». А времена были послеперестроечные, по всей стране уже стали с почтением относиться к церквям, стали их ремонтировать. В Москве восстановили Храм Христа Спасителя. Огромная работа была проведена. Я пишу губернатору Анатолию Артамонову письмо, суть которого в том, чтобы здание церкви освободить от автоколоновских хозяйственных нужд и передать церкви либо использовать по более близкому к культуре назначению. Получаю отписку. Еще раз пишу – приходит вторая отписка. Тогда я думаю, а почему бы не воспользоваться своим оружием – настенной живописью. Рисую эскиз. Наш губернатор на фоне разрушающегося Собора. Слоган у него: «Россия возродится!». А рядом рисую Храм Христа Спасителя, а на его фоне Лужкова и слоган: «А вам слабо?». Получился такой диптих. Работа спровоцировала определенный резонанс. Картину довольно быстро закрасили, но начали происходить подвижки. В этом же году приехал Митрополит старообрядческий, кажется, Кириллий. В 2005 году был решен вопрос о передаче Собора церкви. Теперь там монашки сажают цветочки, наводят порядок.

Параллельные миры

Я поинтересовался, большим ли интересом пользуется персона автора у школьников, ведь наверняка многие юные боровчане темой сочинения выбирают историю своего края, а она прекрасно представлена на картинах. Мой собеседник вздохнул и ответил, что это не так. – Первое время меня приглашали на встречи со школьниками. Были такие уроки истории. Из Балабанова приезжали учителя со школьниками. Помню, сидели дома, я рассказывал. Потом это дело прекратилось. Но произошло это потому, что начальство наше, чиновники, не сильно это дело приветствовало, и их можно понять, какой-то художник привлекает к себе больше внимания, чем они.

Есть миллион положительных отзывов о его картинах. Очень много приезжих, кто потом пишет что-то восхищенное в интернете. Первое место в конкурсе «Удиви страну!» и в номинации «Подвижник». И вместе с тем, есть пенсионного возраста человек, неравнодушный и готовый отстаивать свою точку зрения, но успокоившийся. А еще есть отсутствие желания использовать его личность в образовательных, культурных, общественных целях.

Художник не вечен. И нет сомнения, что его творчество, как и его порыв, будут переоценены, но по классике жанра, произойдет это позже. Несколько позже. А жаль… А еще грустно, что не нашлось за это время учеников, подвижников, тех, кто смог бы подхватить порыв создания «параллельного мира». Значит, мы будем жить в мире реальном, в том, на который все ругаемся и критикуем, но лишь и только.

Георгий Бобылев