Четверг, 28 Май 2020

Призраки Росимущества. Морозовская дача в легендах и воочию

Статья добавлена 19 Июль 2015

- Это более мистично, - сказал Диоталлеви. - Бог создал мир с помощью слова. Заметьте, не телеграммы.
- Да будет свет тчк подробности письмом, - отозвался Бельбо.

                                                                                                            «Маятник Фуко», Умберто Эко

«Маятник Фуко», пожалуй, самая смешная книга о масонстве, и на днях я в полной мере оценила иронию диалога, приведенного в качестве эпиграфа к этой статье. Обнаружив среди старинных шкафов и резных наличников в здании позапрошлого века вот такую композицию, сверилась, что никого из сменявшихся владельцев Морозовской усадьбы точно не звали Владимиром. А если бы и был такой, вряд ли он использовал именную кружку в качестве пепельницы для окурков «Winston»’а. 

Строки из произведения Эко символичны не только поэтому. «Маятник Фуко», при всей сложности написания, это все же книга-шарж на поклонников исторических мистификаций вокруг Ордена Тамплиеров и их преемников в XVIII веке – масонов. Не буду тревожить любителей всевозможных теорий заговора красочными описаниями фанатиков в этом романе и тех, для кого масонство несет оттенок некоей романтической тайны и непреходящей моды. И первые, и вторые обычно полагают, что «они» все в сговоре — и евреи, и Ватикан, и диктаторы, и демократы…» Ну, вы поняли. 

Обнинские конспирологи приписывают усадьбе Турлики (оригинальное название Морозовской дачи – прим. авт.) немало легенд, в первую очередь связанных именно с масонской ложей. Как мы знаем, само слово «Mason» означает «каменщик», и изначально речь шла о строительстве неприступных замков, церквей и прочих крепких сооружений. Что, естественно, требовало участия не только строителей-инженеров-каменщиков, но и договоренностей с дворянами, а также представителями церкви, ответственными за строительство. При таких благоприятных сопутствующих условиях этот профессиональный цех со временем превратился в нечто большее. 

Насколько известно, после революции 1917-го усадьба Морозовой была национализирована, и там разместили школу-колонию «Бодрая жизнь» под руководством известного русского педагога Станислава Теофиловича Шацкого. Вот ему слагатели обнинских легенд и приписали роль чуть ли не идейного лидера масонского движения СССР. Само сочетание вызывает легкий диссонанс. И тем не менее, рассказывает предание, «Морозовская дача продолжала функционировать как одна из важнейших тайных точек масонского общества в СССР, более того, все дети, живущие в колонии, обучались в духе и по принципам вольных каменщиков». Согласно этой версии, «Бодрая жизнь» была своего рода инкубатором для подготовки будущих членов масонских ячеек. Разумеется, никаких исторических и документальных подтверждений тому, что в Обнинске существовала законспирированная школа для «сильных мира сего» в архивах не встречается.

И все же дыма без огня не бывает.  Первый владелец Турликов Виктор Петрович Обнинский действительно состоял в масонской ложе с 1905-го года. Как рассказывает заведующая отделом истории Обнинского музея, автор книги «Три усадьбы. Белкино, Турлики, Бугры» Зинаида Васильева, Виктор Обнинский живо интересовался масонством, в частности его специфичной архитектурой, и вполне мог использовать в планировке здания характерные элементы. Но народная молва, закономерно, пошла дальше, и наполнила стены сегодняшней Морозовской дачи секретными встречами и мистериями, а также провела к огромным подвалам здания тайные подземные ходы, которых никто никогда не видел. В конце концов, эти подвалы служили своеобразными каналами силы, которая была необходима членам ложи для эзотерических обрядов, утверждают особенно вдохновенные пациен… рассказчики.

— Все?
— Нет, есть сумасшедшие без тамплиеров. Но которые с тамплиерами, опаснее».

Вы должны понимать, что к концу изучения материалов о Морозовской усадьбе, я была потеряна для мира агностиков. Вдохновленная уже донельзя, с головой, полной масонов, тамплиеров и треугольников с глазами, отправилась к искомому объекту, чтобы прикоснуться к легенде.

Ничего такого. Малоохраняемое силами грустного ротвейлера старое здание, явно несущее следы перестройки под ампир, а также деятельности человека постсоветского. Пес уделил мне необходимое внимание, облаял и без видимого интереса проглотил половину сэндвича, предъявленную в качестве пропуска. 

Перебраться через забор было нетрудно. Обошла территорию по периметру, все еще ожидая появления какого-нибудь двуногого охранника и своего немедленного выдворения за пределы исторического объекта, но нет… разве что два голубя на крыше пристройки уставились на меня весьма осуждающе. Совершенно недостаточная демотивация, что и говорить. 

Сузив круг передвижений, я двинулась в обратном направлении в поисках какой-нибудь лазейки. Убедилась, что головной вход заперт и, попутно отмечая общий уровень запущенности конструкций, поняла, что мне этот дом откровенно жалко – масоны там, рептилоиды, да хоть штаб-квартира ZOG – историческая архитектурная постройка с богатым наследием ветшает и рушится на глазах, куда смотрят власти города? 

С такими грустными мыслями я и влезла внутрь. Незастекленное окно обнаружилось в торцевой части здания, а на самодельном заслоне, который небрежно подставили к нему изнутри, очевидно, упражнялись спортсмены. Они же, вполне вероятно, оставили в зале бутылки из-под «Pepsi», обрывки  газет, проломили крышу в нескольких местах и ушли, запутав следы своих кроссовок в высокой, давно некошеной траве вокруг усадьбы. «Мы принесли вам столько бед, куда поставить?». 

Не буду описывать степень разрушений в комнатах и холлах Морозовской дачи. Они огромны, как и сам дом. Очарование декаданса, которое я так люблю в заброшенных зданиях, здесь несет все меньше очарования, и все больше декаданса. Следы былой роскоши хранят ажурная конструкция купола на верхнем этаже, остатки паркета и облицовочных элементов. Остатки сантехнической системы говорят о том, что когда-то это был вполне современный дом. Ванны, умывальники и трубы я обнаружила в подвале, тоже, к слову, огромном. Потом, когда нечаянно уронила фонарик, поняла: «что-то мне вдруг так домой захотелось». И, стараясь сохранить остатки светского презрения к досужим легендам, чуть ли бегом убралась из этого холодного каменного мешка, наполнившегося внезапно ощутимым недружелюбием, словно от самих стен.

Стараясь не поддаваться нарастающей панике, вышла уже спокойно с лестничного пролета, чтобы сделать пару финальных снимков первого этажа. И увидела масона.

Вы сейчас, пожалуйста, не смейтесь. Просто представьте себя в одиночестве посреди пустого старинного здания, еще не согревшимися после подземного холода и перепуганными полумраком подвальных ответвлений. А тут он сидит, как в фильме ужасов за секунду до какого-то трэша. 

В чувство меня привела мысль о том, что масоны наверняка не носили кожанок а ля 90-е. А совсем хорошо было вернуться на исходную и окинуть Морозовскую дачу прощальным взглядом из-за забора. Отсюда, и правда, романтичнее, хоть уже и не так мистично.

Екатерина Крестовская, фото автора.

Напомним, объекты усадьбы Морозовой до последнего времени находились в федеральной собственности на балансе АО «ГНЦ - РФ ФЭИ», а Администрация города очень давно ведет переговоры с Росимуществом о том, чтобы их передали на баланс города.

Теперь ФЭИ акционировался и «де-юре» перестал быть государственным предприятием, а его собственность – государственной. Морозовскую дачу включили в состав акционерного капитала, но у Администрации города по-прежнему нет ясности в этом вопросе.

Между тем, передача на баланс города стала бы благом для сооружений усадьбы Турлики, их бы начали восстанавливать. Александр Авдеев заверил журналистов, что у города есть материальные возможности на то, чтобы для начала, как минимум, заменить кровлю и восстановить тепловой контур, а также поставить охрану.

- Москва не сразу строилась. Делая понемногу каждый год, мы могли бы за несколько лет привести это сооружение в порядок, как это было с Городским парком, - заметил Александр Авдеев.

Что касается возможного использования, то Александр Александрович предположил, что красивое старинное здание, расположенное в живописном месте, могло бы стать прекрасным Дворцом бракосочетаний, а также филиалом городского музея.

По информации пресс-службы Администрации города