Воскресенье, 20 Сентябрь 2020

ОБНИНСКОЙ АЭС - 60 ЛЕТ

Статья добавлена 12 Август 2014

Лично я верю: у человечества достанет мудрости, чтобы отказаться от варварства ядерных вооружений и принять ядерную энергию, как необходимую.

Бруно Комби, французский физик-ядерщик, эколог.

Создать ядерный реактор, обуздать цепную реакцию – это была мечта и первоочередная задача для всех физиков-ядерщиков середины ХХ века. Только развитые страны могли позволить себе роскошь – создание «Атомного проекта».

В 1942 году Энрико Ферми, один из создателей ядерной и нейтронной физики, основатель научных школ в Италии и США, иностранный член-корреспондент АН СССР, построил первый исследовательский ядерный реактор и 2 декабря 1942 года осуществил запуск, получив самоподдерживающуюся цепную реакцию. В 1945 году учёный сказал: «Первая страна, которая разработает реактор на быстрых нейтронах, получит конкурентное преимущество в использовании атомной энергии». Тогда же, в 1945, академиком Петром Капицей была подана записка «О применении внутриатомной энергии в мирных целях». И уже через пять лет прославленный советский физик академик Игорь Курчатов возглавил программу создания первой в мире атомной электростанции. 27 июня 1954 года Первая в мире АЭС дала свои первые киловатты.

Произошло это в закрытом научном городке, носившем название Лаборатория «В», на берегу небольшой реки Протвы.

1950-Е. ФАНТАСТИЧЕСКАЯ СТРОЙКА.

В ста километрах от Москвы несколько столетий стояла деревня Пяткино. Ничем примечательным она похвастаться не могла бы, и так и осталась бы, наверное, одной из многих неизвестных деревенек нашей страны, если бы на её территории не возник «жилой посёлок объекта «В». В мае 1950-го вышло постановление правительства СССР о начале работ по строительству первой АЭС. На месте деревни развернулась обширная стройка, сделавшая это место единственным в мире.

Дело двигалось фантастическими темпами. Всего четыре года миновало от принятия решения о строительстве до пуска энергоблока. Сразу же после принятия постановления в сентябре 50-го начались строительные работы.

Уже в конце марта 1952-го, меньше чем через два года, в основание реактора был залит первый бетон. Тогда же велось активное строительство подземной части атомной электростанции. Вместе с этим рос жилой посёлок: появлялись дома, строился Дом культуры, которому суждено было стать ДК Физико-энергетического института, прокладывались дороги. Река Протва обзавелась плотиной, сегодня известной каждому обнинцу.

В 1953 году был закончен основной объём строительных и монтажных работ на самой будущей атомной электростанции. Выросли здания турбогенератора и реакторного корпуса, был завершён монтаж металлических частей реактора, парогенератора, насосов, трубопроводов и прочего. Такой объём строительства даже сегодня, при наличии современных техники и материалов внушает уважение – а ведь в начале пятидесятых все работы велись чуть ли не вручную! Минимум техники и огромное количество мускульной силы строителей – вот так появлялась наша АЭС. При этом все работы шли в обстановке строжайшей секретности; многие были убеждены, что возводится обычная ТЭЦ.

Но перед теми, кто знал, что за объект вырастет в сотне километров от Москвы, стояла серьёзная задача: доказать, что даже после чудовищной, разрушительной войны страна не откатилась назад, способна оставаться на переднем крае науки. Подгоняло и желание опередить главных соперников, США, также активно занимавшиеся вопросами создания энергетических реакторов. В конце 1951 года Штаты запустили такой реактор EBR-1 и даже получали от него электроэнергию для нескольких электрических лампочек, но производимое им электричество использовалось исключительно для освещения реактора, и к внешним сетям он подключён не был. А значит, считаться именно электростанцией, подающей энергию в промышленных масштабах, американский реактор не мог.

Так что у нашей страны была чёткая задача: первой запустить электростанцию на атомной энергии и доказать, что ядерную реакцию можно и нужно использовать в мирных целях, а не для войны.

Мощность строящегося реактора была всего 5 МВт (эл.). По современным меркам это очень, очень мало. Энергоблоки сегодняшних электростанций дают 1000 и 1200 Мвт. Ведь главным было не столько наладить снабжение электроэнергией какой-то участок города, а в принципе показать, что такое возможно. Основной задачей ставилась проверка: насколько вообще технически осуществима безопасная работа атомной электростанции с подачей энергии в сеть. Для этого все технические решения выбирались в определённой степени консервативные, имеющие большой запас прочности. Возможно, это и позволило нашей АЭС проработать так долго…

РАБОТАЛИ, КАК В ОПЕРАЦИОННОЙ

Вообще к работе подходили крайне ответственно, всё-таки первая атомная – это не шутка. Провал, неудача были бы просто немыслимы. Поэтому постоянно контролировали всё, что только можно и даже нельзя. Когда корпус реактора был готов, его герметичность проверяли при помощи гелия: закачали внутрь этот газ, а затем специальным гелиевым течеискателем стали проверять все места, откуда могут быть утечки. Так можно было обнаружить даже крохотное, незаметное глазу отверстие. Течей не нашли, зато отыскали несколько неудачных конструктивных решений, которые тут же были переделаны. После этого – повторная проверка на герметичность.

«В начале 1954 года велась сборка графитовой кладки реактора, которую с нетерпением ждали как рабочие, так и руководители проекта. Это своеобразная веха на длинном пути монтажа реактора. Кладка относится к разряду чистых работ и требует стерильной чистоты. Рабочие укладывали графитовые блоки в белой спецодежде и спецобуви, в белых шапочках, чтобы волосок не упал. В реакторном зале такая же стерильная чистота, ничего лишнего, влажная уборка почти непрерывно. Кладку вели быстро, круглосуточно, а закончив работу, сдавали её придирчивым контролёрам. В завершение закрыли и заварили люки в реактор…» (журнал «Атомный проект», вып. 18, 2014 г.)

Делать что-то впервые – всегда трудно, никогда не знаешь, с какими сложностями столкнёшься. 

Участник пуска первой АЭС, принимавший активное участие в подготовке пуска, советник директора ГНЦ РФ – ФЭИ Лев Кочетков вспоминает, что сложнейшей проблемой стали ТВЭЛы – тепловыделяющие элементы. Они являются основными элементами ядерного реактора, в них находится ядерное топливо, ядерное горючее и генерируется тепло за счёт деления ядер. ТВЭЛы для будущей электростанции разрабатывали сразу три научные организации, но ни одна разработка не удовлетворила требованиям и не выдержала стендовых и реакторных испытаний. Вся проблема была в том, что не удавалось создать такую конструкцию, которая не разрушалась бы во время эксплуатации под действием высоких температур, возникающих из-за деления тяжёлых ядер. Наконец подходящую конструкцию создали у нас, в самой Лаборатории «В». Эти ТВЭЛы были проверены на стенде и показали хорошие результаты на реакторных испытаниях в Челябинске-40 и на исследовательском реакторе МР в Москве.

Но вот наконец все трудности были преодолены и начались пусковые работы. Физический пуск реактора Первой АЭС состоялся 9 мая 1954 года. Руководили процессом Андрей Красин и Борис Дубовский, присутствовал и сам Игорь Курчатов. Однако это ещё не означало, что цель достигнута. В реакторе только началась цепная реакция – деление урана. До начала работы самой электростанции должно было пройти ещё полтора месяца.

 

«С ЛЁГКИМ ПАРОМ!»

Это событие мирового масштаба произошло 26 июня 1954 года. Всё было проверено и сделано – можно было начинать. Сперва планировали «нажать на кнопку» утром следующего дня, но решили подстраховаться: вдруг что-то вопреки ожиданиям пойдёт не так – пусть будет время в запасе на исправления. И пуск состоялся в самом конце рабочего дня…

 

«Решили произвести пуск, не сообщая сразу же об этом, – вспоминает Лев Кочетков. – Знали ведь, что в первые дни без накладок, каких-то нестыковок не обойдёшься, вот и решили провести всё заранее, чтобы за эти день-два наладить мелочи. Я думаю, из-за этого пуск состоялся чуть раньше, чем планировалось.»

Тогда мощность реактора составляла 55% от проектной. В оперативном журнале рукой начальника объекта «В», знаменитого физика Дмитрия Блохинцева была сделана запись: «17 часов 45 минут. Пар подан на турбину». Академики Курчатов и Александров, стоявшие здесь же, не удержались от шутки: поздравили всех «с лёгким паром!» За этой весёлой фразой стояли четыре года напряжённого физического и умственного труда, разработки тысяч людей и нескольких лабораторий. В этот момент ещё трудно было осознать, что произошло событие мирового масштаба, и день 26 июня по праву может считаться днём рождения атомной энергетики.

Сообщение ТАСС, вскоре пролетевшее по всему миру, сообщало необыкновенную новость: «В Советском Союзе усилиями учёных и инженеров успешно завершены работы по проектированию и строительству первой промышленной электростанции на атомной энергии полезной мощностью 5000 киловатт. 27 июня атомная станция была пущена в эксплуатацию и дала электрический ток для промышленности и сельского хозяйства прилежащих районов». Для планеты, меньше десяти лет назад узнавшей, что такое атомная бомба, тем важнее было понять, что ядерную энергию можно использовать в мирных целях, для жизни, а не для убийства.

Первая в мире АЭС стала мировой достопримечательностью. За десятилетия её работы здесь побывало множество иностранных делегаций чуть ли не из всех стран мира, её посещали маршал Георгий Жуков и первый космонавт Юрий Гагарин. За первые 20 лет нашу АЭС посетили более 2200 делегаций из 85 стран мира!

В середине ХХ века на атомные электростанции возлагались огромные надежды. АЭС обещали экономию природных ресурсов, о чём уже тогда начинали задумываться; они не производили отходов, загрязняющих окружающую среду. Электроэнергии, вырабатываемой нашей АЭС, было достаточно для города в 30-40 тысяч населения при тогдашних нормах энергопотребления.

 

ДО ЮБИЛЕЯ НЕ ДОТЯНУЛИ…

После месяца эксплуатации первая АЭС была закрыта на ремонт. Причиной стали технические проблемы, из-за которых в реакторе начала накапливаться гремучая смесь – продукт распадавшейся воды. Нужно было искать решения по устранению неполадок. Тогда даже звучали предложения вовсе закрыть АЭС – дескать, попробовали, и хватит. Положение спас Ефим Славский, один из основателей и руководителей отечественной атомной промышленности и ядерной индустрии.

«Ефим Павлович сказал так – мы эту станцию строили не в качестве эксперимента, чтобы поработать на ней месяц-другой и закрыть. Она нам нужна для того, чтобы изучать на ней наши будущие проекты. Давайте сейчас остановимся на капитальный ремонт, освободим реактор от каналов, потерявших герметичность, разберёмся с причинами возникновения неплотностей, устраним их и снова пойдём на мощность.» (Из интервью Льва Кочеткова AtomInfo.Ru, 2009)

В октябре 1954 АЭС снова заработала и была выведена на проектную мощность в 5.000 кВт. После 1956 года она не стала работать как электростанция, но по-прежнему давала тепло: до самой остановки она снабжала ФЭИ, промплощадку и завод стройматериалов.

Исследовательские работы, проводимые на базе реактора Первой в мире АЭС, положили начало целому ряду направлений: энергоустановки для подводных лодок, ледоколов и передвижные установки; ядерные энергоустановки для космических проектов; диагностика и лечение онкологических и других заболеваний.

Ей предстояла долгая жизнь. Когда первую АЭС строили, то, наверное, проектировщики даже не предполагали, что она доживёт до XXI века. Она могла бы работать и дальше, если бы не экономические причины.

В 1999 году появился приказ министра о том, чтобы ограничить эксплуатацию станции 2004 годом, чтобы станция смогла отработать 50 лет. Но в 2002 году появился другой приказ, предписывавший остановить Первую АЭС в 2002 году – несмотря на то, что топлива для дальнейшей её работы было достаточно.

«Топливо было. Денег не было. Мы не смогли зарабатывать на изотопной продукции и на тепле необходимые для продолжения эксплуатации реактора средства. А с финансами на тот момент было тяжело, и поэтому было принято решение останавливаться. 29 апреля 2002 года была нажата в последний раз кнопка. Кстати, честь сделать это по указанию директора ФЭИ была доверена мне. Первая АЭС вошла в режим окончательного останова.» (Из интервью Льва Кочеткова AtomInfo.Ru, 2009)

Сейчас первая в мире АЭС приведена в ядерно-безопасное состояние и ведется ее вывод из эксплуатации. Но это не значит, что история её закончена. Учитывая ее историческую роль, международным советом музеев ИКОМ в 2004 г. ей присвоен статус «Выдающийся памятник науки и техники». В 2009 году вышло распоряжение Президента Российской Федерации Дмитрия Медведева о создании на базе Первой в мире АЭС музея с образовательным центром.

В настоящее время на базе Первой в мире АЭС создан отраслевой мемориальный комплекс, который ежегодно посещают более 2000 человек всех возрастов из разных стран.

Первая в мире АЭС открыла человечеству эру мирного атома. Побывать на ней – значит лично прикоснуться к славной истории отечественной науки.

Текст: Игорь Журавлёв

Фото:  Илья Варламов
Дмитрий Чистопрудов
Интернет-портал АЙК Обнинск
Группа ВК "Нетипичный Обнинск"