Вторник, 22 Сентябрь 2020

ПЯТЬ ВЫСОТ СЕРГЕЯ КЛИМЕНКО

Статья добавлена 13 Декабрь 2015

Впечатление от общения с этим человеком у меня сложилось очень неожиданное! Он меня удивил детальностью своего рассказа, кучей имен и мелочей, которые помнит, уважительным отношением. Его жизненный путь - длинный и непростой… Советский Союз, два десятилетия службы в армии, работа в областном министерстве, управление муниципальным предприятием и, наконец, компания- застройщик – строительство целого квартала. Впрочем, у Сергея Клименко, есть ещё и необычное хобби. 

ОБНИНСКИЕ КОРНИ 

- Сергей Владимирович, вы родились в Обнинске, живете и работаете в нём.  Свой, не придерёшься. А сами связь с городом сильно ощущаете?

Очень сильно. Смотрите.  Мой дед, Новосельцев Михаил Федорович, работал здесь с 1948 года. Он - водитель. Всю войну провел за рулем. С фронта вернулся, поработал в леспромхозе малоярославецком. А потом пришел на стройку будущего Обнинска. Я смотрел его трудовую, там каждые три месяца менялись номера почтовых ящиков – секретность была высокой. До 1974 года он проработал  в обнинском Управлении строительства.

Мама, Алина Михайловна, преподавала в школе. Сначала во второй, учителем начальных классов, потом в пятой. А позже ее пригласили работать в общество «ЗНАНИЕ». Был такой устный журнал «Современник», в рамках которого читались лекции и проходили встречи с интересными людьми. Отдушина того времени. Всегда полный зал Дворца культуры собирался. Приезжали  очень интересные люди. Из артистов помню Вицина, Табакова, Косталевского, Киндинова. Мама это дело организовывала, вела.

Отец, Владимир Дмитриевич,  всю жизнь прослужил в пожарной охране. Сначала был начальником караула на Карповке, потом заместителем начальника и оперативным дежурным. Он один из последних живых ветеранов городской пожарной охраны. Сейчас ему 84 года. Могу сказать, что молодцы наши МЧСники. Постоянно поздравляют, приезжают, медали вручают.  Я говорю: ты на пенсии больше медалей получил, чем пока работал (смеется).   Сестра – Кобякова Марина Владимировна. Она с открытия работает завучем в Маклинской школе в Малоярославце. Муж - учитель истории, она - французского языка. 

Получается, и корни все в городе. Какую школу заканчивали? 

Пятую. Замечательная была школа. Пока учился, был активистом – секретарем комсомольской организации школы. Единственным школьником -  членом городского комитета комсомола. Помню, на заседания собиралось человек пятьдесят.  Предприятия городские функционировали, в них были комсомольские организации. 

А что из предметов больше всего нравилось, кто из педагогов запал в душу?

Мне нравились литература, история, география. В школе были очень сильные преподаватели. Не могу не рассказать про Нину Александровну  Егорову.  Ее, к сожалению,  уже нет. Но это человек, который мог служить показателем качества образования. Когда мы писали выпускное сочинение, она говорила, что оценка на вступительных экзаменах в вузе будет либо такой же, либо выше той, что поставит она. И все, что она сказала - все сбылось. Уроки были очень интересные. С тех пор я очень люблю и Достоевского, и Толстого.

Перечитываете?

Да, Достоевского регулярно. Из последнего «Бедные люди». А так перечитываю «Преступление и наказание» и каждый раз нахожу что-то новое. «Идиот» - тоже очень интересная книга. Мне импонирует манера написания, когда автор чуть ли не со скальпелем  изучает душевную жизнь человека. 

ПЕРВАЯ ВЫСОТА И ЛЮБОВЬ – ДОНЕЦКОЕ УЧИЛИЩЕ

- Итак, предметы вам нравились гуманитарного цикла. Но жизнь связали скорее с точными науками.

После школы решил поступать в Донецкое высшее политическое училище инженерных войск и войск связи. Поехал с мыслью, что раз разнарядка, значит, туда всех берут. А  там конкурс  тринадцать человек на место.  Я засыпался лишь на последнем  экзамене (откровенно говоря, «валили») и не прошел. Вернулся в город и поступил в одиннадцатое училище завода «Сигнал».  Довольно забавно, что в анкете, которую там  давали заполнять, была такая графа: «Ваши цели после окончания училища», и был образец, в котором  значился ответ: «Закончить училище с отличием и поступить в вуз». Вот все переписывали эту фразу – программировались!

Как выбирали специальность?

Вы будете смеяться, но по размеру стипендии. Самая большая - 80 рублей - была на специальностях «токарь» и «фрезеровщик». Я выбрал вторую. 

- Учились и параллельно работали, да?

- Да, мы учились и работали. И «Сигнал» еще доплачивал за смены.  По тем временам выходило больше 100 рублей в месяц со стипендией. Кроме того, у нас была довольно интересная общественная жизнь. Мы с ребятами устраивали дискотеки. Они были очень популярны среди молодежи, и я помню, что народ штурмом брал помещение, милиция дежурила рядом. Поэтому с заводом у меня связаны только положительные эмоции. Здесь, если позволите, я хотел бы несколько слов сказать о своем друге, однокурснике - Олеге Севостьянове, к сожалению, его уже год как с нами нет. Он поступил в Каспийское училище в Баку. Служил в Балаклаве. Когда развалился СССР, Олег не стал принимать украинскую присягу, уехал служить в Россию на Балтику. Командовал кораблем.  В лихие девяностые в армии многое рушилось. Корабли перестали ходить на охрану границ. Элементарно  солярки не было. Я иронизировал, спрашивал:  А как же граница на замке? Он отвечал, что  на катерах от острова к острову службу несли. Но командиров- то назначали, кадровое движение шло. И вот когда, наконец, появилась солярка, выяснилось, что он один умеет управлять кораблем.  Два года Олег обучал командиров. Вот так наш, обнинский парень обеспечил охрану государственной границы.

А вы, после одиннадцатого училища, куда направились дальше?

Я закончил училище с отличием, стал фрезеровщиком 4 разряда, можно было идти трудиться, но было желание поступать в училище, в Донецк. Подал туда документы зимой еще раз. Хотел взять эту вершину. Экзамены сдал практически все на пять. Стал курсантом. О чем ни капли не жалею. Училище – особая любовь, которая продолжается  и по сей день.  Существует  такая общероссийская общественная организация «ДВВПУ», которая объединяет выпускников, преподавателей, командиров нашего училища. Я вхожу в ее совет.  Девятого мая ездили в Донецк, отвозили частичку с Вечного огня и могилы неизвестного солдата. Сейчас снова собираемся в Донецкую народную республику.  Там с этого года возродили училище, оно с 1993 года не функционировало. Поедем знакомиться, отвезем что-то и узнаем, что нужно.

- Как там сейчас? Безопасно?

Посты стоят, люди дежурят. Мы приехали туда с вопросом: ребят, чем помочь надо? А они смеются и говорят: да ничего нам от вас не надо, единственное, чтобы вы нас морально поддерживали. Чтобы мы знали, что большая страна у нас за спиной стоит. А так мы со всем справимся. Я встречался с преподавателем своим. Он сказал, что техники и припасов хватит на три войны.  Они  - молодцы, отмобилизовались очень быстро.  На территории Донбасса очень много хороших военных специалистов.

ВЫСОТА ВТОРАЯ  – СЛУЖБА И ДОРОЖНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО 

А как так получилось, что выпускник военно-политического училища стал дорожником?

Училище я закончил с отличием.  А служить распределили в Белорусский военный округ – лучший по тем временам. Приехал и получил предписание в строительное управление. Казалось бы, почему? Оказывается, генерал принял решение в этом году: всех выпускников военно-политических училищ  направить служить в строительные части. Сказали, что лучше не отказываться, не спорить, я и не стал.  Так, почти случайно, стал строителем. Правда, у меня была привилегия – мог выбрать место службы на территории всего округа. 

Что выбрали? 

 В итоге выбрал самую худшую часть около Минска (улыбается). Но зато там была дисциплина. За 20 лет службы я такого порядка больше нигде не видел. Мы строили огромное количество объектов. Я был заместителем  командира строительной роты. Начальство говорило: женись быстрей и занимай квартиру. Но по заказу как жениться? 

Получается,  как бы отказались остаться в Белоруссии?

Да. На базе округа тогда формировали часть для отправки в нечерноземье в составе войск центрального дорожно-строительного управление МО СССР. В итоге попал в Костромскую область, в город Мантурово. Там я стал начальником производства на ремонтном заводе и прослужил 7 лет. С Мантурово связаны очень приятные воспоминания: там родились два моих сына, Алеша и Никита. Папа им биографию подпортил местом рождения. 

Почему?

Ну, у меня, например, «Обнинск» написано (смеется).  Потом последовал перевод в Киров, где мы запустили очень серьезный ремонтный завод в Лемасово. Если не ошибаюсь, он до сих пор работает. Закончил военную академию тыла и транспорта в Санкт-Петербурге.  А дальше уехал служить в Нижний Тагил командиром отдельного понтонно-мостового батальона.  Там в возрасте 36 лет вышел на пенсию по выслуге.

Наверняка были предложения остаться? 

 Были. Но тут такая ситуация. Сидел я как-то в кабинете, а на стене висела карта Союза. И я решил отметить места, где я служил, флажками.  И понял, что двигаюсь с Запада на Восток по ровной линии. Меня это насторожило:  что же дальше будет? И тут, пока я об этом думал, звонят из управления кадров, спрашивают: поедешь за полковником в Забайкальский военный округ? Я думать не стал, отказался. Еще можно было что-то попробовать на гражданке. Жизнь показала, что все сделал правильно. 

ВЫСОТА ТРЕТЬЯ – ГОСУДАРСТВЕННО-МУНИЦИПАЛЬНАЯ

Я так понимаю, что, наконец, вернулись в Обнинск?

Точно. В 2002 году. Получается, я отсутствовал восемнадцать лет, только в отпуск приезжал. Город сильно поменялся за это время. Был советский и понятный. А стал непонятным. На гражданке все началось сначала, «военные заслуги» в счет не шли. Я искал работу, и не мог найти. Поехал в Калугу работать по своей дорожной стезе инженером-сметчиком. 

Странно, что в Обнинске не пригодился ваш опыт.

Пригодился, но немного позже. В ОСПАО создали дорожное подразделение, и генеральный директор – Валерий Иванович Чекмазов - позвал меня на работу в службе заказчика. А чуть позже в области было создано министерство строительства, жилищно-коммунального и дорожного хозяйства, его возглавил Леонид Васильевич Бредихин. 

И вы вновь попали на государственную службу? Такая ирония судьбы!

Да, я трудился заместителем начальника управления. Снова пришлось начать мотаться в Калугу. Потом на базе нашего управления сформировалось  министерство дорожного хозяйства. Так я стал заместителем министра, начальником управления строительства и реконструкции автомобильных дорог. Наш самый значимый объект в это время  мост через Оку. Я его непосредственно курировал. Все это время каждый день ездил на работу в Калугу на машине, а иногда и на электричке. 

Неужели у вас не было служебного транспорта?

Был, но я никогда не пользовался привилегией. Почему водитель из Калуги должен был в 6 утра вставать и ехать за мной? 

Хотели вернуться в город?

Конечно! И был очень рад, когда в 2009 году меня в Обнинск пригласил глава администрации Николай Евгеньевич Шубин – требовался руководитель в муниципальном предприятии коммунального хозяйства. В этой должности я работал четыре года. Много нового узнал и понял для себя, много полезного удалось внедрить. И было приятно трудиться на благо родного Обнинска.  Но противоречий и трудностей тоже вскрылось немало.

Поэтому вы покинули МПКХ в 2013 году?

Скажем так, это было обоюдное решение и Администрации города, и мое. Буквально сразу меня позвал на работу в ООО «Гостиничный центр» Гаджимурад Шабанович Гаджиев – это президент одной из самых крупных в Калуге строительных компаний СК «Монолит». Мы строили гостиницу «Шератон 4*» в Калуге, а потом приобрели земельный участок в Заовражье. И начали свою деятельность по строительству жилья в городе Обнинске.  

ВЫСОТА ЧЕТВЕРТАЯ – ЖИЛИЩНО-СТРОИТЕЛЬНАЯ

Но ведь в Заовражье - вы строите как «Калуга-Лидер». При чем тут «Монолит»?

Дело в том, что эти компании сотрудничают. Все, что строит ФСК «Лидер» в Калужской области, это дело рук Гаджимурада Шабановича Гаджиева СК «Монолит» и Владимира Александровича Воронина ФСК «Лидер».  

Понятно. Нашумевший вопрос: будет ли продолжение улицы Ленина в район «Заовражье»?

Это длинная история.  Когда я впервые в Обнинске сопровождал президента ФСК «Лидер» и показывал ему участок, он сказал, что строить будем, но нужно делать продолжение проспекта Ленина. 

Это логично. Туда сейчас никак не добраться на машине. Дорог нет.

Поэтому первый инвестиционный договор, который мы подписали  с администрацией города, был на проектирование продолжения проспекта Ленина от пересечения с улицей Белкинская до улицы Владимира Малых. То есть через все Заовражье. Проект этот довольно дорогостоящий. И потянуть его одному застройщику было тяжело. Благодаря нам у администрации сегодня есть проект и смета с положительным заключением экспертизы – это инструмент для привлечения бюджетных средств.  

Но дело приостановилось?

Мы готовы были сами построить участок, вложить порядка 200 миллионов. Весь проект оценивался примерно в 450 миллионов рублей. Самая большая сложность – огромное количество коммуникаций, которое здесь проходит. Александр Авдеев принимал непосредственное участие в организации проектирования - несколько раз собирал совещания с владельцами коммуникаций. Нам удалось найти проектировщика, который сумел реализовать это сложный с технической точки зрения проект. Поэтапная реализация предполагала сначала строительство двух полос, мы готовы были это делать. Проектом предусмотрена насыпь высотой порядка 12 метров, которая укрепляется вертикальными бетонными стенами. Идея и визуализация понравились главному архитектору города - Ольге Лапиной. Среди леса это сооружение смотрелось бы как мост. Но администрация побоялась того, что деньги на завершение строительства не найдутся. Тем не менее, я уверен, что он будет реализован в перспективе.

А как же добираться туда пока?

А пока заезд в Заовражье будет через кольцевую развязку Гагарина-Белкинская. Мы там проектируем участок  дороги до своего микрорайона.  87 тысяч квадратных метров там застраиваем. Будет детский сад с начальной школой.  Уже 14 этажей построено в первом двадцатиэтажном доме.  А появятся еще одна двадцатиэтажка, три двадцатидвухэтажные «свечки» и еще один дом переменной этажности. В квартале будет вся необходимая инфраструктура – магазины, банки, почта, кафе и т.д.

 А вот скажите:  сейчас покупательская способность у людей снижена. Все, что можно, ведь уже вложили. Но застройщики продолжают строиться. 

Надо продолжать в любом случае, потому что есть обязательства перед дольщиками. Законодательство это регулирует довольно жестко. Варианты отсрочек-просрочек мы даже не рассматриваем. По осени люди оживились – начали покупать. Продажи всегда идут волнообразно. Осень – хорошее время. В начале года спад наблюдается. Весной - подъем. Лето – мертвый сезон. И самое интересное, что в основном покупают обнинцы. Я могу сказать, что наши дома и по планировке, и по конструкции очень выигрышные. «Лидер» очень трепетно относится к благоустройству, будут и детские, и спортивные площадки.

ВЫСОТА ПЯТАЯ – ВЫВОЗ МУСОРА, КАК ХОББИ И ДЕТИЩЕ

Но вы ведь еще ко всему прочему известны как человек, который занимается вывозом мусора в городе.

Пока работал в МПКХ, я столкнулся с этим вопросом.  Вывоз мусора был убыточной деятельностью. Пустые практически мусоровозы за семнадцать километров  возили отходы на полигон. Я понял, что технологию нужно менять. На улице Лесная мы организовали площадку для уплотнения и перегрузки большие мусоровозы. Однако мне предписали эту площадку закрыть. Инициатива редко когда нравится. И конкуренция везде есть. 

То есть пришлось уйти из МПКХ, чтобы заняться этим вплотную?

Предприятием «Спецавтохозяйство Обнинск» руководит Евгений Лагутин. Он тоже военный. «Можайку» закончил. Служил в Кудиново.  После увольнения в запас взялся за это нелегкое дело. Молодец – получилось. Кому-то кажется, что это мусор, что сложного его подобрать? Но это серьезный бизнес. С моим другом, партнером Игорем Карховым  мы за три года его развили. Технику взяли в лизинг. И сегодня вывозим порядка 80 процентов мусора всего города. 

А что же было не так? Почему это не работало до вас?

В городе заключались договора на вывоз мусора по объему в два раза меньше, нежели реально вывозимого. Ну, как так может быть, что ты вывозишь 10 кубов мусора, а платят тебе за 5. А остальные как? За свой счет вывозить? Долго и кропотливо мы выстраивали отношения с управляющими компаниями.  У нас действует перегрузочная площадка, где отбираем полезные фракции мусора и уплотняем его.

А про раздельный сбор мусора что скажете?

У нас так понимают, что поставил разноцветные контейнеры, и все. Ну, хорошо, люди у нас сознательные.  Мусор отделяют, но дальше-то?  Приехала машина и обратно все вместе смешала?  Дальше должна быть логистика построена. Мы сейчас почти вручную, но занимаемся этим. В итоге 3-4 процента мусора мы возвращаем в повторное использование. Если поставить оборудование, то можно этот показатель до 15% довести, да и места после прессовки он  занимает меньше.  Технология уменьшает объем мусора на полигоне в 10 раз. Говорят же, что полигон «Тимашово» будет заполнен через три года, а если ввести эту технологию, то, значит, срок его работы увеличится до 30 лет. 

Так, понемногу, мы добрались до дня сегодняшнего. Нет ощущения, что все было просто и гладко. Подчас повороты судьбы определённо не зависели от вас. Что думаете по этому поводу?

На прожитые годы мне взглянуть не стыдно - работал много, семью создал, сыновей вырастил. И сейчас черпаю душевные силы от общения с семьей. У меня замечательная супруга Наталья, вот уже 23 года мы вместе, скоро серебряный юбилей отмечать будем, все эти годы это моя любовь, опора и поддержка. Старший сын Алексей в 2013-2014 годах служил на Черноморском флоте в Севастополе на большом десантном корабле. Это как раз тот период, когда Крым вернулся в состав России. Награждён медалью «За возвращение Крыма». Младший сын Никита – студент ИАТЭ, постигает премудрости бизнес-информатики. Планов много, надо жить и работать дальше! А еще мне очень повезло, что встретил много достойных и надёжных людей.
Обижаться мне не на что, надо просто работать дальше!

Сергей Владимирович, зная, что 20 декабря вы отмечаете пятидесятилетний юбилей, хочу пожелать добрых и полезных проектов на благо Обнинска! Уверен, еще не все высоты вами взяты.

Вадим Широков
Фото из архива Сергея Клименко