Вторник, 07 Июль 2020

Диалог на смену бунтарству

Статья добавлена 23 Октябрь 2016

Александр Трушков

У нас в городе мало кто интересуется политикой, но таких, чтобы совсем не следили, пожалуй, тоже нет. Обнинск небольшой, все друг друга знают через два рукопожатия. Поэтому фигура Александра Трушкова в особом представлении не нуждается. Думаю, что на политическом фоне она самая яркая за последние шесть лет. И дело даже не в статусе депутата Законодательного собрания, которым он обладал, и не руководство областным отделением партии, а в том, что Трушков действительно жил эти годы партией, депутатством, обнинскими проблемами. После прошедших сентябрьских выборов, когда страсти улеглись (а были ли они?), мы поговорили о перипетиях его жизни, связанных с политикой.

Желание не только пообщаться, но и обнародовать результаты этого общения у меня было давно. Решающим стал интригующий факт о том, что, пока в Обнинске вас выбирали, вы сами занимались выборами на Урале. Как такое могло быть?

Была интересная кампания, очень показательная от постановки целей, до дня голосования. И самое главное - результат! За два месяца работы в Тюмени и Кургане нам удалось занять четвертое место среди пятидесяти территориальных групп, на которые партия «Справедливая Россия» разделила территорию страны. Набрать порядка 142 тысяч голосов. К примеру, в Калужской, Орловской и Липецкой областях было набрано около 70 тысяч голосов, то есть в два раза меньше.

Кем вы были в этой кампании?

Я был начальником избирательного штаба. Все люди на двух территориях были в моем подчинении. Общее количество – порядка трехсот человек.

Как удалось вдруг стать руководителем избирательной кампании? У вас был подобный опыт или книжки пришлось читать?

Частично этот опыт у меня был, а вот книжки элементарно читать было некогда. Приходилось полагаться на знания и умения профессионалов: юристов, пиарщиков, полевиков. Все действительно были специалистами, и каждый знал свой фронт работы. А вот общая координация и работоспособность механизма была за мной.

Это ведь спонтанно произошло? Согласование кандидатуры, ваш отъезд.

Да. Когда здесь стало понятно, что многие вещи уже согласованы. Для ведения избирательной кампании нужны два фактора. Первый – деньги. Но даже не это главное. Второй фактор – это понимание власти, что этот человек необходим в Госдуме следующего созыва. Вроде бы выборы, но с другой стороны - согласование. Сегодняшняя политическая ситуация строится таким образом, что отбор людей, которые могут прийти во власть, достаточно строгий. И для того чтобы отбор пройти, необходим не один, не два и не три года. Поэтому у меня была задача поддержать партию. Заявление на одномандатный округ было связано именно с тем, чтобы привлечь побольше голосов в «Справедливую Россию». Но здесь на одномандатном округе финансовая ситуация не позволила проучаствовать больше, чем в заявительном порядке. И, несмотря на это, в Обнинске мне удалось набрать порядка 13% голосов. В целом, с учетом того, что здесь за меня проголосовали, и с учетом того, что удалось сделать на Урале, считаю свой вклад в общий результат партии – весомым. Партия преодолела 5%-ный барьер и будет представлена в новом созыве 23 депутатами.

Вы так говорите, будто это победа?

Нет, не победа, но и не провал. Низкий процент голосов у партии я связываю с патерналистской позицией государства и некоторым инфантилизмом людей, которые приходят на избирательные участки. Мы видим разные группы. Первые – это сторонники власти, те люди, которые работают в государственных и муниципальных структурах, в том числе приведенные через механизмы привода. У коммунистов тоже ядерный электорат – те люди, которые хорошо себя чувствовали при социализме, либо молодежь, которая смотрит на все в розовом свете: видя социальные аспекты государства, которое было, и не видя тех дисбалансов, которые в нем царили, особенно в последнее время перед развалом. У ЛДПР свой электорат - те, кто готов идти за «ура-патриотизмом», кто очарован речами бессменного лидера. У СР всегда была размытая аудитория. Это люди – приверженцы социал-демократических идей, но не в хитросплетении красного флага и церкви одновременно. Концепция социального государства с отходом от политики траты денег, которая есть сегодня. Это коррекция внутреннего курса без перелома политической ситуации в стране.
Еще одна вещь, влияющая на результаты. Партия власти монополизирует фигуру президента. Это, на мой взгляд, из разряда тех ходов, которые добавляют процент, но не добавляют уважения. Получается, что те люди, которые отдали свои голоса за другие партии, к фигуре президента относятся отрицательно? Не поддерживают его? Нельзя так ставить вопрос. Это унизительно для тех, кто поддерживает президентский курс, но не поддерживает те вещи, которые происходят во внутренней политике.

Мы общались раньше, и мне кажется, что риторика ваша изменилась и стала более взвешенной. Раньше вы были сторонником решительных действий и категорических взглядов. Сейчас я вижу, что углы стерлись, но, по сути, говорите вы о том же самом. И позиция критическая прослеживается.

Да, я остался собой. И для меня, как для взрослого человека, отдающего отчет в том, что он делает, это важно.

Тогда давайте вернемся в прошлое, чтобы проследить за последнее десятилетие, как вы оказались там, где оказались.

Хорошо, давайте!

МОТИВЫ ПРИХОДА В ПОЛИТИКУ

В 2009 году вы очень активно влились в общественно-политическую жизнь города. И сделали это, я бы даже сказал, с наскока. Причем до этого на этой ниве персонажа Александр Трушков как будто не существовало. Расскажите о том, что было до этого. Потому что в так называемой политике вы оказались сложившимся во всех отношениях человеком. 38 лет, семья, собственный бизнес. Почему тогда так произошло?

Надо вспомнить то время. Наверное, все, кто занимался бизнесом, прочувствовали момент в начале и середине 2000-х годов, когда, с одной стороны в бизнесе появились накопления и опыт, а с другой - человек, который уже что-то создал, видел, что он очень уязвим перед нарастающим влиянием чиновников, силовых структур. И то будущее, которое ты делал для своих близких, города, региона, может быть в любой момент скорректировано и нивелировано противодействием. Это был мотив прихода в политику. К тому моменту я не занимался алкоголем, хоть мне и любят это напоминать мои доброжелатели и коллеги.

А до этого занимались?

Да, до 2006 года оптовой торговлей. И ничуть не жалею и не стыжусь этого. Потому что реально смотрю на сегодняшнюю ситуацию. Оптовое звено являлось барьером для проникновения контрафактной продукции в розницу. Это был фильтр, который служил эпицентром распространения качественной алкогольной продукции. Алкоголь сегодня – естественная составляющая жизни, и понятно, что любая вещь из мира потребления несет как положительную, так и отрицательную нагрузку. В том, что люди спиваются, оптовое звено не было причастно. Мы никогда не занимались чем-то вроде дешевых портвейнов, дешевой водки, не транслировали их в розничные сети. Мало того, мы с ними боролись. С 2007 года я покинул «Винагроснаб» и ушел в винный брендинг.

Почему?

Мне нравилось винное направление в первую очередь потому, что встретить алкоголика, который стал им из-за вина, невозможно. Это культура потребления, это выбор, это интересный пласт, который связан с хорошим вкусом, антуражем, послевкусием. Человек не напивается, а приятно проводит время, расслабляется. Возьмем французов, которые употребляют алкоголя больше чем в России, но при этом винная культура там очень развита. Я, не участвуя в розливе, занимался разработкой винных брендов: бутылки, этикетки.

По сути, вы оказывали маркетинговые услуги?

Это больше похоже на консалтинг. В определенный момент этому пришел конец. В том числе из-за несбалансированной государственной политики. Сегодня стало понятно, что тот упор на водочный бизнес, который был сделан, породил огромные коррупционные скандалы и недостаток средств в бюджете. И вот только сейчас мы видим, как в последние годы пошел крен в сторону виноделия.

Итак, вы идете в политику…

Да, обладая активной гражданской позицией, внутренним посылом. Я не собирался никуда уезжать. Слабо представляю себе жизнь где-то еще. И вот человек, который видит будущее своих детей здесь, начинает как-то пытаться сохранить хорошее. Пришло сознание того, что стоит попробовать себя в политике. Я пришел в партию «Родина», которая буквально через пару месяцев трансформировалась в партию «Справедливая Россия». Застал выборы 2007 года в Госдуму и полноценно принял участие в выборах 2010 года.

Я помню, многие из того, кто имел отношение к выборной кампании в городе 2010 года, недоумевали… Мол, был нормальный бизнесмен – Саша Трушков, а тут появился оппозиционный лидер «Справедливой России», который казался весьма недоговороспособным, а учитывая ваши, Александр, габариты и харизму, то впечатление было мощным, даже устрашающим. Это действительно была личностная трансформация?

Ничего я в себе не менял. Мне всегда было интересно работать с людьми. Вопрос купли-продажи в чистом виде меня никогда не интересовал. Финансы приходили в ходе каких-то проектов, связанных с людьми и взаимодействием с ними. Общественно-политический пласт показался мне интересным. А мнения людей совпали на тот момент с моими представлениями о том, что делается неправильно. Любят сейчас поминать этот завод. Я считаю, что все тогда можно было сделать совершенно иначе со стороны власти. Ведь это город людей, которые здесь выросли, прожили. И если вы хотите что-то изменить, переделать, то давайте тогда проведем большую разъяснительную работу вместо того, чтобы втыкать трубы на въезде. О коленку ломается любое мнение, но надо ли это делать? К сожалению, на тот момент момент, да и позже мы это видели, что уровень договороспособности власти был невысокий. Я это видел и в городском Собрании, в том числе, хотя у меня остались очень теплые воспоминания о Владимире Николаевиче Савине, он интеллигентный человек. Но ведь порой среда формирует человека, и он тоже находился в определенных обстоятельствах. И в Законодательном так было. Вместо того чтобы договариваться предпочитали идти силовым путем. Может быть, и я был той фигурой, с которой предпочли не договариваться. Полезность того или иного человека не всегда измеряется не тем, что он делает для города и региона. Ее можно сделать на том, чтобы бороться с условным противником, которого на самом деле и нет, но очень удобно вылепить страшную фигуру и героически ее победить, снискав себе славу.

Вы человек с амбициями, неглупый, люди за вами идут. А если бы вам пошли навстречу, то остановить уже было бы сложно. Поэтому не договаривались. И, с точки зрения власти, делали правильно. Зачем вас усиливать своими руками?

Но для этого с человеком с этим должна быть проведена определенная работа. Власть не посудная лавка, а я не слон, который в нее попал. Я никогда не был против политической системы, белых лент мы не надевали. А то, что были локальные вопросы, которые требовали решения, так это же нормально. Мы не были оппозицией, которая идет против власти и против системы. А в нормальной оппозиции власть всегда нуждается, потому что она нуждается в корректировках всегда. Это принципы демократии, пусть даже управляемой. Поэтому работа с оппозицией была поставлена достаточно слабо. Я не помню, чтобы были с кем-то глубокие и долгие разговоры по поводу моего мировоззрения.

Правильно ли я понимаю, что вы готовы были тогда прислушаться к некоему мудрому мнению со стороны ведущей политической силы?

Безусловно. Дело в том, что такая работа поставлена на более высоком уровне, назовем его федеральный. Партия постоянно доносит свою позицию в Администрацию Президента. Информация не должна приходить по двум каналам из серии: тут позитивная, а тут вражеская. Нет у нас и малейшего желания зажечь покрышки на улицах Калуги – это утопия. Люди, которые так говорят или говорили, преследовали свои цели. Речь идет о том, чтобы наладить нормальный конструктивный диалог с другими политическими силами. Просто в каждой партии есть члены, готовые исповедовать эволюционный путь, а есть те, которые хотят революций. В СР таких было немало. И моя фамилия с ними ассоциировалась. Но надо понимать, что это общественная организация, а не бизнес, где человека можно уволить, лишить его премии и т.д. Каждый имеет право на свои взгляды и на их озвучивание. Такие люди были у нас в партии, с ними было достаточно сложно контактировать, и в результате мы с ними расстались. Но все равно это не было поводом блокировать партию, выпячивая их, словно все остальные такие же.

АЛЬТРУИЗМ ЧИСТОЙ ВОДЫ

В 2010 году вам удается провести в городское собрание восемь депутатов. Это, безусловно, внесло сумятицу в работу представительного органа. Впрочем, достаточно быстро и безболезненно власти удалось выйти на так необходимую подконтрольность принятия решений. В том числе потому, что вы ушли работать в Калугу, став депутатом ЗакСо. В тот период достаточно активная работа была. Приемная функционировала, помощник был. Все это существовало на ваши личные средства?

Однозначно!

То есть были накопления, которые позволяли это тянуть?

Да!

Тогда поясните, что это давало вам?

Законодательное собрание я выбрал вот почему. У меня был старший товарищ – Андрей Виленович Перчян, который на сегодняшний день является аудитором Счетной палаты Российской Федерации, по факту это министерская должность. Я считал и считаю себя членом его команды, и мне было интересно помочь ему в строительстве нормальной политической структуры, которая работала бы в рамках Калужской области. Я был заместителем председателя регионального отделения. А вот основная задача, которую я себе ставил в Законодательном собрании, заключалась в том, чтобы добиться для Обнинска определенных преференций. И я эту задачу на протяжении пяти лет старательно выполнял. Все деньги (депутатская компенсация порядка 30 тысяч рублей) уходили в партию. Это был альтруизм чистой воды. Можно верить, а можно нет! Но я впрягся в политическую повестку и отрабатывал ее. Писал законы, реагировал на острые городские проблемы. Не хотелось бы сейчас перечислять их. Тем не менее многие из них нашли свое воплощение в городе, и я чувствую себя сопричастным к этому. Это давало определенное удовлетворение.
Что касается политической истории, то, наверное, с тем багажом знаний, который у меня есть сейчас, я бы постарался избежать конфронтации в городском собрании. Потому что работа любого представительного органа не должна быть историей противостояния каких-то политических сил. Работа в городе – это постоянный компромисс, когда ты действуешь во благо своих избирателей, а не занимаешься только тем, что не соглашаешься с властью. Ведь иногда стоит сделать шаг назад, чтобы продвинуться на шаг вперед. Конфронтация была все пять лет, несмотря на то что мы часто собирались и разговаривали о том, что нельзя обижаться и закусываться. Политик человек априори открытый. Если ты начал обижаться, значит преследуешь личные цели. Но пришел туда отстаивать интересы избирателей! А их не интересует, как ты себя чувствуешь.

Вы так сейчас депутата расписали, словно это священник.

Каждый приходит в политику по разным причинам. Возьмем Законодательное собрание. Зачем оно нужно? Например, сохранить свой бизнес на территории области. У меня его не было. Некоторые для того, чтобы войти потом в государственную или муниципальную структуру, – назовем это «занять теплое место». У меня не было ни места, ни даже предложения его занять. Некоторые хотят познакомиться с людьми и расширить свои горизонты. У меня таких интересов не было. Поэтому в моем случае это было именно представление интересов людей.

Я все же не о вас лично, а вообще о фигуре депутата.

Но смотрите, политик все равно априори открыт. Его биография, его накопления, собственность, каждое голосование открыты. Можно прочитать и составить свое собственное мнение. Потом к политику, по идее, всегда можно обратиться. Я часто СМИ свою позицию пояснял. И можно посмотреть и увидеть, что она не изменилась. Единственное, ряд вещей можно было сделать иначе, без вызова, а через конструктивный диалог. Вот была в Обнинске ситуация, при которой всем стало понятно, что действующая система распределения коммунальных платежей, работает плохо. И можно было спорить и ругаться, митинговать, а можно было попытаться протестировать какую-то новую систему, предложить ее власти. И вот мы это сделали, а итогом стало изменение системы расщепления. Просто система, какая бы она ни была, никогда внутри себя не будет стремиться выйти на новый уровень. Это может позволить сделать только внешнее воздействие. Но, для того, чтобы входить в диалог, надо понимать, что ты собой тоже силу представляешь. И у нас было много моментов, когда с городской властью находился общий язык и по поводу реконструкции Киевского шоссе, и по поводу принадлежности клинической больницы.

НАЗАД В ОБНИНСК?!

Пять лет вы трудитесь в Законодательном собрании, набираетесь опыта, становитесь председателем регионального отделения партии. Приближаются выборы 2015 года. И после триумфального результата оппозиции в десятом году было немного тревожно. Потому что непонятно чего ожидать от обнинцев, которые жить лучше не стали, да и кризис в стране. В этот момент вас смещают с поста председателя. Накануне выборов отделение возглавляет известная в прошлом актриса Елена Драпеко. Это как? Это часть системы?

В данном случае не мне обсуждать те политические решения, которые были приняты в партии. Было понятно, что Елена Драпеко - председатель номинальный, поставленный на предвыборный период. Я тогда, видимо, не вписался в структуру видений. Пожалуй, это был апофеоз цепи событий под названием «недоговоренности». Еще раз подчеркну, что осознаю свои личные ошибки. Ведь политика не та вещь, когда все время головой пытаешься пробить бетонную стену под аплодисменты того электората, который тебя избрал. Иногда полезно отойти, посмотреть на размеры стены и протяженность и либо перепрыгнуть, либо обойти. Это зависит от диалога, который ты смог или не смог наладить с властью. К сожалению, тогда у меня это не получилось. В этой ситуации было проще заменить человека на более прозрачного и понятного, чем пытаться выстроить диалог. А получили мы то, что получили. В итоге ни по спискам, ни по одномандатному округу избраться в Собрание мне не удалось. Сегодня в этом я не вижу никакой трагедии. Что касается города, то явка была очень низкой. И «Единая Россия», конечно, привела своих сторонников. Власть открыто боролась с нами в предвыборный период, кандидатов «выбивали». Сейчас вспоминать об этом не хочется. Еще до выборов мы практически были обескровлены.

Как вы оцениваете ситуацию сегодняшнюю, когда все депутаты городского собрания представляют либо поддерживают одну партию?

Нормальным положением вещей это назвать нельзя. Я считаю, что это ошибка со стороны «Единой России». Власть переусердствовала, включив все административные механизмы и технологии. Никакого отражения реального волеизъявления электората в данном раскладе нет. Монопартийное городское собрание для власти ничего позитивного не несет. Вся полнота ответственности за принятые решения ложится на одну партию. Это тяжелая ситуация для администрации, которая вынуждена подключать СМИ, которые выражают оппозиционные настроения. Потому что диалога нет. И это плохая история для следующих выборов.

А сейчас плохо? Было такое Собрание, сейчас другое. Глупостей не совершается. Все разумно.

А если вот так поставить вопрос: что будет если взять и отменить городское собрание? Что-то изменится? Жители это почувствуют? Я думаю, что нет. Потому что никакого влияния сегодня оно на жизнь города не оказывает. В нем нет диалога, нет полезных инициатив. Фактически есть орган, который верифицирует решения исполнительной власти, и есть группа людей, которые, возможно, проводят свои интересы. Это общее нивелирование представительной власти, происходящее на городском, областном и федеральном уровнях. Против этого сегодня очень активно выступает сам президент, который говорит, что нужно повышать значение представительной власти. Доверия у людей к этому институту нет.

Почему тревожно перед следующими выборами?

Потому что тренд на уменьшение реальных доходов россиян признан правительством. Понятно, что возникает прослойка людей, которые недовольны своим положением и властью. Их волнуют вопросы, почему я не могу найти работу, почему не могу прокормить семью на 15 тысяч, почему такое медицинское обслуживание? Ответственность за все несет только одна партия. И ей отвечать на них. Выборы будут сложными.

Так все просто. Внешнеэкономическая ситуация, кризис. Все в одной лодке. Причем тут правящая партия? У нас враги повсюду.

В условиях тяжелых внешних воздействий происходит мобилизация внутренних ресурсов. Когда тебе плохо, ты смотришь, что можешь изменить. Уменьшаешь расходы и увеличиваешь доходы. Мы видим, что импортозамещение буксует, что процентные ставки не падают, что ипотека по-прежнему тяжелое бремя, что строится огромное количество жилья, которое либо не сдается, либо невостребовано, потому что его не могут купить. Эти вопросы не решаются.

Так ведь денег же нет! Вы не знаете, как распределен бюджет? Сколько тратится на образование, сколько на городское хозяйство и так далее? Откуда тянуть? Все по копеечке, все роздано.

Мы немного о разных вещах говорим. Есть действительно цифры бюджета. Есть понимание того, как эти цифры распределены. Но как было в Калужской области до определенного момента? Были цифры – были дотации. Пришла новая команда и сказала: ребята, а давайте сделаем это и это. Губернатор сделал ставку на молодую команду реформаторов. И Калужская область из могучих реципиентов стала практически донором. Не за счет того, что они говорили, что денег нет, а за счет того, что сказали, как надо делать.

Так можно сделать на уровне города? Например, создать новые парковочные места?

По факту, да. Это большая работа. Надо смотреть резервы. А они заключены не только в экономике, но и в людях, которые могут прийти работать в город, а могут наоборот уйти. И, когда нет точек роста, люди уходят. Я думаю, что у сегодняшней команды это может получиться. Обнинск – идеальный город для создания туристического бизнеса. И очень важно пересмотреть бюджетную классификацию и не забирать у муниципалитета деньги. Сегодня это мощный якорь, который тормозит и города, и регионы.

Как вам живется в городе?

Сейчас, вернувшись из вояжа, скажу, что Обнинск - один из лидеров городского комфорта в стране. Но, тем не менее, невозможно не заметить, что мы находимся в сложной ситуации, когда расширение города привлечет дополнительное население. Возникнут проблемы, но нет предвосхищение их решения. Транспортная проблема и комплекс мероприятий, которые надо проводить. Медицинская инфраструктура и образовательная тоже не готовы. Если сейчас это не подготовить, то город перестанет быть комфортным. Он будет наводнен людьми, которые будут протестно относиться к власти, потому что эти люди за свои деньги не смогут получить того набора услуг, которые бы хотелось получить.

Александр, уверен, вы напустите тумана, но хотелось бы спросить, что будет дальше? Чем будете заниматься?

Есть несколько новых идей по бизнесу - все-таки надо кормить семью. Но и из политики уходить не собираюсь. Впереди непростые времена, а опыт накоплен огромный.

 

КОРОТКО НЕ О ПОЛИТИКЕ:

Про хоккей

Хоккей – это отдельная страница. Я пришел в этот вид спорта в 35 лет. Играл с медынской командой в московской ночной лиге, был защитником. Сегодня, конечно, это, скорее, можно назвать ветеранским уровнем. Потому что сил гоняться с молодыми уже нет. Хоккей – вид спорта, который соответствует моему мировоззрению. Тут за травмы, ушибы и растяжения не переживают. Мужская игра идет через боль и на зубах.

Про словообразование

Есть у меня такое увлечение – находить в привычных словах и терминах новое звучание или иначе их трактовать. Многие мои друзья и знакомые тоже мыслят в схожем направлении. Вот в «Фейсбуке» обмениваемся мыслями. Ума для этого много не надо. Так, немножко наблюдательности и чувства юмора.
После каждого новотермина Александр ставит знак (80). Природа происхождения его такова. С английского 80 eighty (эйти) или А (эй) Т(ти) – Александр Трушков.
Из последних находок: Метеуролог, ЗОЖдь, безНальчик, Миазматик, Счёт-фактурная дама, Нимфатический узел, хоккуеист.

Про собак

Когда заводили питомцев, мечтали переехать в собственный дом. Не получилось. Но мы знали, что дети должны контактировать с животными. Риджбек – порода чистая, поскольку гладкошерстная. Несмотря на размеры, собаки в квартире практически не заметны. Они довольно много времени, что называется, отдыхают. Дрессурой занимается супруга. А я почти ежедневно выхожу с ними на берег Протвы, делаю длительные пешие прогулки. Так что еще не понятно, кто кого держит. Мы собак или собаки нас.

Про путешествия

Мы всегда предпочтем поездку куда-то некоторому вещественному бытовому приобретению. Путешествия – прекрасный способ познавать мир, знакомиться с культурой, открывать для себя что-то новое, вдохновляться. Плюс, конечно, это возможность показать и рассказать что-то детям.

Про фейсбук

Социальная сеть никогда не была для меня инструментом ведения политической кампании. Это возможность общения, выражения своих мыслей. В друзьях у меня люди, которых мне интересно читать, с кем хочется разговаривать.

Беседовал Георгий Бобылев