Воскресенье, 19 Ноябрь 2017

Реализованные фантазии Ольги Коркач

Статья добавлена 12 Сентябрь 2017

Школа Латыниной в рекламе не нуждается. Она сама себя рекламирует так, что парковка около здания, как, собственно, и огромный зал, никогда не пустуют. С точки зрения физического развития детей здесь самый ранний набор, с трех лет. И если выясняется, что ребенку или его родителям нравится, то он уже никуда не уйдет. На уровне Обнинска школа – явление масштабное, да и по всей России аналоги найти будет трудно. Ольга Коркач – создатель чуда и бессменный директор. Однако упоминание о спортивном управленце в городских СМИ можно было встретить исключительно в контексте какого-либо конфликта. А потом и вовсе настало затишье, которое мы решили прервать.

Ольга Геннадьевна, а вы знаете, что вами иногда даже пугают родителей? Мол, идите к Коркач решать этот вопрос. И говорят, что не все отваживаются пойти!

Да, я знаю (улыбается). Но все-таки люди приходят, разговаривают со мной и, уходя, делятся этим: мол, нас вами пугали. Хотя сейчас, в век компьютерных технологий, можно даже и не встречаться лично для решения вопроса. У нас на сайте школы есть такое окошечко, где нужно заполнить форму, что, кстати, происходит анонимно. Письмо приходит ко мне на почту, я вижу и отвечаю. Это очень хорошая вещь, потому что иногда люди стесняются прийти или не имеют времени. Пишите, я точно отвечу. Уже есть положительный опыт.

Надо испытать сервис. Но коль скоро уж добрался до вас, то буду задавать вопросы очно. Я вот разные, в том числе противоположные, мнения о вас слышал. Скажите, что вы за человек и директор?

Я – человек совершенно обыкновенный, но очень последовательный. И знаете, буду отвечать так, как ответила бы любому другому человеку, не журналисту. Меня никогда нельзя было уместить в какие-то рамки. Конечно, есть законы, которые должны исполняться, ведь мы живем в юридических рамках, и мы их соблюдаем. Но в моем личном понимании человеческая жизнь, будь то спорт, педиатрия, школа или даже сфера, не связанная с детьми - это процесс, который должен происходить обоюдно полезно для взаимодействующих сторон. Мы должны быть полезны детям, а они очень полезны нам, потому что они - наша жизнь.

Но это даже как-то немного картинно выглядит, уж слишком идеалистично и красиво.

Понимаете, я хочу прийти и получить кайф от того, что происходит здесь, в учреждении. Хочу, чтобы дети от тренеров, от процесса тренировок получали кайф, чтобы не было ощущения, что это тяжело, а возникало другое: жизнь – это радость в любом ее проявлении. Когда говорят, глядя на тренировки: «Бедные детки – потерянное детство», – я задаю вопрос: а какое должно быть детство? Консервные банки во дворе сшибать или сидеть на диване с гаджетами? Безделье, наверное, не есть детство. Но я бы хотела, чтобы они здесь не трудились, а жили.

Кого, по-вашему, прежде всего растит спортивная школа Ларисы Латыниной?

Знаете, иногда у девочек что-то не получается и они плачут. Я говорю: слушайте, ну вы вырастете, будете взрослыми, станете родителями, у ребенка поднимется температура, и что будете делать, плакать? Нет, ты будешь думать, что сделать. Будешь какие-то действия предпринимать. Вот мне хочется, чтобы мои детки, а я всех воспитанников школы считаю моими, выросли и были самодостаточными людьми. Здесь все: образование, воспитание и спорт. Если кто-то из них будет олимпийским чемпионом – это будет здорово, но если кто-то, не будучи олимпийским чемпионом, станет президентом или врачом, который будет профессионалом, я буду счастлива. Быть профессионалом ведь не сложно, просто нужно зацепить в себе интерес.
Еще в 9 классе, я помню, как сидела в читальном зале школьной библиотеки и думала: почему же все так скучно и грустно в таком интересном месте? И моя фантазия сразу воспроизвела, что бы сделала я. Уже в коридоре перед библиотекой висели бы картины с сюжетами из книг, какие- нибудь высказывания интересных людей, чтобы захотелось найти автора и т.д. Все в голове, хочешь жить интересно – живи, сам, и никто не должен тебе ничего: спрос только с себя.

Мне очень понравилась озвученная идея – получение удовольствия от процесса. Но ведь гимнастика - это большая работа: монотония, однообразие. Ряд движений должны быть отточены бесконечными повторениями. Задача тренера – максимально это разбавлять: личность привносить, эмоции, с группой работать. Есть тренеры, которые не умеют это делать и довольно быстро «засушивают» ребенка.

Мы ведь это все понимаем. Расскажу свою историю. Я первый раз встала на горные лыжи после того, как 10 лет назад открылся этот зал. Восстанавливалась в санатории в Сочи. В следующий раз получилось покататься только через год. И еще примерно через год в третий раз. Вот, казалось бы, надо год непрерывно кататься, чтобы освоить этот навык. Но нет, такие эпизодические тренировки тоже дают замечательный результат. Через несколько лет мы были на Эльбрусе, и я уже очень уверенно себя чувствовала на склоне. Секрет в том, что наш организм информацию воспринимает и сохраняет. Это как таблица Менделеева, которую он увидел во сне: мозг сохраняет информацию, которой мы располагаем, и в нужный момент выдает результат. Долбежкой заниматься не надо: летят колени, ноги, психика. Девиз «Пока не сделаешь - не уйдешь», мне кажется, неверный. Мы это поняли с тренерами и теперь пробуем делать какие-то новые упражнения с детьми и, потом как бы забываем, переключаемся на другое. Через неделю делаем еще раз. Всем интересно: и детям, и тренерам. Мы эту методику выбрали и видим результат.

Давайте, раз вы упомянули про открытие зала, вернемся на 10 или даже 15 лет назад. Расскажите, как появился этот проект.

Мы в какой-то момент решили отделяться от муниципального предприятия «Дворец спорта», отделением которого были. Я собрала девчонок и сказала, что будет трудно, но надо уходить. Случилось так, что наша воспитанница выполнила норматив мастера спорта международного класса, и вручать документы о присвоении звания должен был губернатор. Мы все вместе поехали в Калугу. Там, на встрече, я завела разговор о развитии и об условиях, которые нам необходимы. Потом приехала на встречу раз, предложила сделать пристройку к залу, который находится на улице Заводская, таким образом, чтобы существующий стал тренировочным, а новое сооружение – основным. На руках у меня были все расчеты, которые помогли сделать знакомые строители. Выяснилось, что на этой земле собираются строить церковь (храм «Вера, Надежда, Любовь»). А здесь в этом, теперь новом зале, я однажды была: заносила какие-то документы. Это было большое и запущенное спортивное сооружение. Фантазия возникла сразу: такое пространство, сюда бы наши снаряды. Я рассказала губернатору об этом зале, принадлежавшем заводу «Сигнал». Он тут же позвонил директору - Валентину Родионову. Еще один звонок мэру Игорю Миронову, и процесс пошел.

Имя Ларисы Латыниной сыграло и продолжает играть ключевую роль в том, что у школы есть поддержка и реноме. Как случилось, что прославленная спортсменка согласилась помогать?

В какой-то момент возник вопрос с названием. Почему-то мне в голову пришла мысль об элементах, в частности «сальто Гингера». Оно названо по фамилии немецкого гимнаста. И тогда я задумалась о наших, советских, российских гимнастах. Звоню в федерацию, спрашиваю: а где сейчас Лариса Семеновна Латынина? Дали телефон, сказали: звони и узнавай сама. Звоню. Муж отвечает, что она сейчас в Херсоне, на родине, завтра вернется. Перезвонила на следующий день. Лариса Семеновна согласилась встретиться, пригласила к себе в гости. Помню, что угощала нас на веранде козьим молоком, творогом, собственным вареньем. Она готовит потрясающе, умеет делать грибы, ягоды, у них там парники, коровы, козы – настоящее хозяйство. На тот момент легенда гимнастики попросила время подумать и выразила желание приехать в Обнинск и лично на все посмотреть. А тут так совпадает, что в «Державе» открывается футбольное поле, и организаторы спросили меня: а может ли Латынина приехать на открытие?

Неужели приехала?

Я поехала за ней сама. Помню, как тряслась на обратном пути, волновалась сильно. Так состоялось знакомство Анатолия Дмитриевича с Ларисой Семеновной, он был в восторге от нашей прославленной спортсменки. А она поверила мне, что энергия и желание позволят все реализовать. При этом подруги ее отговаривали, а сейчас они к нам приезжают и очень довольны тем, что нас знают. Одна из них как-то обмолвилась, что очень благодарна Калужской области за то, что Ларисе Семеновне этот проект продлевает жизнь. Каждый год в день своего рождения она приезжает к нам, а мы ставим с детьми новогоднюю сказку, делаем праздник. Получилось обоюдно приятно.

И даже с такой поддержкой, наверное, это было непросто? Запустить такое большое сооружение, организовать здесь работу школы, обучение детей.

Да, года два я не спала, переживала за все. Когда стены были разрушены, я приходила и думала, смогу ли я сделать новые. Лихо мне было в эти два года. Я даже научилась ругаться со строителями, потому что по-другому они не понимали. И вот, после открытия, ушла в отпуск и уснула на три дня. Тогда от моей пропажи заволновались подруги и Лариса Семеновна. Специалисты МЧС стояли под дверью, готовые ее вскрывать. Муж срочно прилетел из Эстонии. Я просто провалилась, настолько организм оказался измотан. И вот меня отправили в Сочи, в санаторий.

Как вам удалось привлечь и подобрать тренерский состав? Многие ведь приехали из других регионов специально, чтобы работать в школе Латыниной и с вами.

Прочитала фразу у Энштейна о том, что логика может привести из точки «А» в точку «Б», а фантазия может привести куда угодно. Я себе задач никаких не ставила, а просто фантазировала.

Но позвольте, как администратор и директор может быть фантазером?

Просто фантазии мои чудесным образом осуществляются. Нужны были тренеры, я никогда никого не уговаривала, условий специальных не ставила. Все приезжали сами. Мне кажется, это энергетика, она притягивает. Не было у нас хореографа, те, кто был – не очень нас устраивали. Вот пришла Елена Станиславовна, ее не взяли в художественную гимнастику, пришла в «Квант», ей там тоже отказали, порекомендовали сходить к нам. А оказалось, шикарный хореограф! А я брала всегда всех. Потому что понимала: если желание есть, я научу. Такой проблемы, что мне нужен супер-талант, не было. Мне нужны заинтересованные люди. Потому что если интерес есть, то специалист во всем разберется. Очень сложно работать с другими работниками: они будут объяснять сто раз, почему они этого не сделали, но вариантов, как сделать, у них нет. А перед тренером порой стоят задачи, не имеющие очевидного решения.

Вы говорите, что вы фантазерка, но при этом у вас репутация директивного руководителя. Коллектив школы, можно сказать, выстроен, и не только тренерский. Родители и дети здесь тоже свой маневр знают очень хорошо.

Я думаю, с нами остались те, кому интересно, ведь очень много людей уходило. Кто-то не выдерживал. Ну, нельзя со мной опаздывать на работу. Да, я - фантазер. Но если я нафантазировала, что ребенку здесь должно быть хорошо, то почему тренер должен опаздывать? Я собственную племянницу уволила за опоздание на тренировку. До сих пор на меня обижена сестра, ее мама. Я сегодня получаю удовольствие от понимания того, что тренерский коллектив сложился, люди в нем помогают друг другу. Вижу, что они слышат меня, и с детьми работают спокойнее, позитивнее. Ведь можно сказать ребенку: ты сделал неправильно. А можно сказать: молодец, но надо еще колени натянуть, угол убрать. И когда я вижу реализацию этого подхода, то получаю удовольствие. А когда устаю, то прихожу в кишащий детьми зал, сажусь и думаю о том, что когда-то ничего не было, смотрю и радуюсь.

Не самый приятный вопрос, но раз уж мы близко подошли. Были очень нашумевшие истории с уходом тренеров Колобовой и Березнера.
Я категорически против жесткого отношения к детям. Для меня это неприемлемо. Я боролась как могла, и проходило это через скандалы, потому что люди сопротивлялись. Они в своей жизни воспитали неплохих гимнастов и посчитали себя тренерами высокого уровня. Но тренер высокого уровня – не тот, у кого получается один раз, или получается потому что ребенок запуган и делает на страхе, а тот, который может научить, в том числе не самого талантливого, но старательного ребенка. Для этого надо хотеть с ребенком вместе вникать в технику, в биомеханику, искать подходы. А можно заставлять долбить: строгостью, палками, криками. Нам это не подходит. Все, что ни делается, делается к лучшему. Я благодарна Ирине Игоревне Колобовой за то, что она поверила мне и переехала сюда. Я сняла ей общежитие, потом помогла получить квартиру. И результат был, но методы мне не нравились. Я пересмотрела опыт работы с детьми раннего возраста, я поняла, что так не надо. Не надо спешить и гнаться за результатом. В Америке, например, работают с детьми позже, берегут их, и сейчас, мы видим, все выигрывают. Мы не торопимся, даем возможность детскому организму окрепнуть, «окостенеть». Наши мальчики, которые сейчас в сборной, дают школе результат, но мне их жалко. Рано, физиология костная должна сформироваться.

Скажите, кто-то за эти годы вас в приятном смысле поразил?

Огромное количество людей. Мне кажется, это генетическое: у меня получается видеть во всех хорошее. Я вижу людей на улице и представляю себе, чем они занимаются и это что-то полезное, когда смотрю на горящий свет в окнах вечером, мне кажется, что там все хорошо. Я совсем не умею слушать сплетни, негатив о ком бы то ни было, или вообще нытиков, мне становится физически плохо, я от таких людей ухожу в сторону.
Вот Вадим Петрович, детский хирург калужской областной больницы. Человек очень глубоко чувствующий детей и большой профессионал своего дела. Мы с нашими травмами «пяточками-коленочками» к нему регулярно обращаемся. Он смотрит на рентгеновский снимок и говорит: ничего страшного, надо делать вот это и все будет хорошо. Никогда не позволяет себе давать негативный прогноз. Дети для него – особый мир, поэтому он всех «вытаскивает». А вообще людей в моей жизни потрясающих, тех, кем я искренне восхищаюсь, очень много, боюсь, обо всех сказать места не хватит в журнале. У меня очень много друзей, и не только в России. Гимнасты всего мира друг о друге знают, и это еще одно очень интересное преимущество нашей работы.

При том, что школа все время развивается, не тесно ли вам тут? Наверняка хочется чего-то большего?

Я - член президиума Российской федерации гимнастики. Одно из последних заседаний президиума мы провели здесь. А во всем опять-таки виновата фантазия - у меня родилась идея стать инновационной площадкой. Я бы хотела бренд школы Ларисы Латыниной описать документально как инновационную площадку, чтобы опыт тиражировать по стране. Ведь ее имя – это знак качества. Может быть, с этим именем мы начнем снова выигрывать в гимнастике. А Лариса Латынина – это и честь, и достоинство, и высочайший спортивный результат.

А из обнинских первоочередных задач что назовете?

Хочу сделать систему, которая будет удобна детям. К примеру, мы нуждаемся в создании своей образовательной школы. Свои учителя, свой руководитель, потому что ЕГЭ теперь - это задача не школы, а министерства образования. А все остальное мы и так делаем (дети из спортивных классов учатся на базе спортинтерната, но формально относятся к городским школам - №6, №11, «Держава» – Прим авт.). Наши результаты основываются и во многом опираются на то, что есть интернат, позволяющий делать две тренировки в день, детям так легче. В Китае вот вообще пять тренировок по полтора часа. Хочется детский сад спортивный открыть. Мы уже все сделали, осталось только столовую оснастить оборудованием. Дом для сотрудников построить. Желаний и планов достаточно.

Вы – бессменный директор, но ведь когда-то придется все кому-то передавать и уходить…

Я уже готовлю себе замену, потому что научилась все в жизни отпускать, и все будет так, как должно быть. Мне очень нравится писать, и я этим занимаюсь. Зачем? Очень хочется всему миру подстелить соломки там, где я упала. Чтобы нашлись формулы, которые реально работают. Здесь своей молодежи я, наверное, уже надоела, когда говорю: просыпайтесь с улыбкой, ведь все в голове. И проблемы в голове. Что мы имеем там, то имеем в жизни.

Беседовал Георгий Бобылев

Если бы не было заборов, которые мне ставили, то не было бы желания и фантазии что-то улучшить.

А потом мне стало все равно, что обо мне пишут и думают. Я свою жизнь знаю, свои желания и посылы - тоже. Все что-то говорят, но объясняться всем нереально. Есть моя жесткая позиция: не оправдываться!

P.S. Когда верстался номер, Ольга Коркач прислала в редакцию журнала приятные слова, которые мы с радостью публикуем:

Мне кажется, вы здорово уловили те моменты, которые мне важны в жизни и в работе. Нет, в работе, которая является образом моей жизни. Спасибо, что поверили в искренность моих слов, потому что у вас получилось написать без осуждения и насмешки, очень серьезно, о фантазиях, которые действительно реализовались, и еще обязательно будут. А еще я заметила, что мои фантазии о людях, которые со мной - тоже реализуются,и они все очень красивые и позитивные. И пусть моя фантазия о том, что читатели вашего журнала будут обязательно счастливы, здоровы и любимы, сбудется!