Воскресенье, 22 Июль 2018

Анар Юсифов

Статья добавлена 01 Январь 2018

Комета, влекущая за собой

Автор и локомотив проекта «Золотая скрипка: с детьми для детей» сам является концертирующим скрипачом. Слово «виртуоз», которое обычно добавляют для более убедительного представления, он не любит. Считает, что виртуозов или тех, кто здорово владеет инструментом – много. Мало таких, кто готов при помощи музыки делать реальные дела. Для Анара проект стал возможностью – помочь детям, обучающимся игре на инструменте, выйти на большую сцену. Волею обстоятельств, регионом для раскрытия педагогического таланта маэстро выбрал Калужскую область, а чаще всего занятия он проводит в Обнинске на базе отеля «Империал». Вот и мы встретились с музыкантом субботним вечером после того, как он провел все занятия. Чувствовалась его усталость, но вместе с тем и наполненность, сопряженная с оптимизмом.



Анар, здесь в Обнинске вы работаете с детьми в рамках проекта «Золотая скрипка», а по жизни представляете себя лично или какой-то коллектив?
У меня очень много проектов. Например, десять лет назад мы создали первый в России струнный шоу-квартет «Анархия». Не так давно вместе с моими друзьями – джазовыми музыкантами переаранжировали цикл концертов Антонио Вивальди «Времена года» под джазовый стиль и теперь гастролируем. Но вот последнее начинание, связанное с детьми – это моя отдушина.

Расскажите, как все началось.
Два года назад я познакомился с Тиграном Петросовым (владелец отеля «Империал», - прим. авт.) он занимался проектом «Таланты России», проходившим в Калужской области. Я подключился как наставник и музыкант, стал часто приезжать в Обнинск, Калугу. Позже у нас родилась идея, как можно двигаться дальше, добавив мою профессиональную компоненту. Родился благотворительный проект «Золотая скрипка: с детьми для детей». Его назначение – дать возможность детям, обучающимся в музыкальных школах, раскрывать свой потенциал. В одиночку это сделать гораздо сложнее. Мы подали документы на конкурс и выиграли президентский грант на проведение двух концертов в 2016 году. Первый прошел в Калужской филармонии, второй – в подмосковном Королеве. Главная задача, которую я ставил перед собой как наставник, заключалась в том, чтобы дети не просто выходили на сцену и солировали, но чтобы у них появилась возможность выступления с состоявшимися артистами. Нас поддержали на уровне областного министерства культуры. Большую помощь оказали музыкальные школы, подготовка была совместной. К слову говоря, мы ведь не Америку открывали, похожие проекты есть у наших великих музыкантов: Дениса Мацуева, Юрия Башмета, Владимира Спивакова, но есть один нюанс. Все они привлекают к ним лучших из лучших. А у обычных или просто способных детей шансов нет. Так вот, наша задача в том, чтобы давать мотивацию всем детям.

Концерты прошли в прошлом году. Грант себя исчерпал, что было дальше?
Мы решили развивать проект на свои деньги. Мы увидели огонь в глазах детей! Да и для меня, как для творческого человека, это было переосмыслением профессиональной направленности и эмоциональной подпиткой. Ведь у всех музыкантов одна задача: хорошо играть и за это получать хорошие деньги. Почему-то немногие думают о подрастающем поколении. С годами каждый музыкант приходит к тому, что надо делиться своим опытом. Если ты чего-то достиг, надо попробовать себя в роли учителя. У меня это получилось. Для детей очень важно выступать на престижной концертной площадке, поэтому следующий концерт мы провели в театральном зале международного дома музыки в Москве. А потом были концерты в Обнинске, Боровске, Малоярославце и даже в Администрации Президента. За год мы подготовили и провели девять концертов, шесть из которых прошли в Калужской области. В рамках проекта приняли участие около 90 юных музыкантов. Мы даже захватили город Киров. Это очень далеко, но я ездил туда и готовил ребят.

Проект – это не развлекалочка, это не просто подготовка концертов. Он серьезно затрагивает образовательный процесс. Моя задача – подготовить, вооружить участников всем необходимым для того, чтобы успешно выступать на сцене.

Сегодня у вас был полноценный рабочий день с детьми из Обнинска и округи, к чему идет подготовка?
Мы задумали второй этап – выступление с оркестром. Дети, которые принимали участие до этого, достойны, с моей точки зрения, играть с камерным оркестром. У большинства такого опыта не было, а он очень важен, это ступенька в профессиональном развитии. Планируем его организовать в Калужской филармонии в мае следующего года. Стараемся задействовать тех воспитанников, которые показали динамику в развитии по отношению к началу проекта. Для меня талант на десятом месте. Я больше сориентирован на желание ребенка заниматься. На мой взгляд, мотивация решает очень многое. И мы все стараемся делать для того, чтобы ее создать. В частности, приглашаем именитых музыкантов для проведения мастер-классов. Например, проект поддержали Александр Гиндин - руководитель калужского молодежного симфонического оркестра, мой друг, скрипач, вот тут точно можно сказать, что виртуоз - Граф Муржа.

А как вы относитесь к системе конкурсов, которыми пронизан тернистый путь будущих профессионалов музыки?
Надо понимать, что не все музыканты, которые успешны в конкурсах, могут реализовать свой творческий потенциал. Есть конкурсные музыканты, а есть неконкурсные. Ведь конкурс – это спорт. Но победа не говорит о том, что ты - тонкий музыкант. Если честно, я против конкурсов. На мой взгляд, они подавляют индивидуальность детей.

Как вы открыли в себе педагога? Был ли у вас раньше подобный опыт преподавания?
Это произошло чуть более года назад. А вообще в консерватории у нас была педагогическая практика, мы ассистировали профессору. Я очень стараюсь, чтобы дети не называли меня по имени-отчеству. Для них я - Анар. Стараюсь вести себя с ними по-отечески, разговаривать на их уровне развития. Я очень прошу, чтобы родители присутствовали на уроках, чтобы они контролировали занятия дома. Ведь дети очень загружены. Стараюсь выстраивать простые доверительные отношения и с педагогами детей. Ведь все мы идем в одном направлении. Часто после проведенного занятия звоню наставнику ребенка, прошу проконтролировать выполнение задания, рассказываю, какие проблемы выявил. С большим уважением отношусь к учителям музыкальных школ, которые взращивают детей год за годом. Существует система образования в ДШИ (детская школа искусств – Прим. авт.). От педагога требуют невозможного: вырастить скрипача за семь лет. А что возможно? Дать импульс, дать базовые знания игры на скрипке. И моя роль в том, чтобы этот процесс ускорить. Я как комета вторгся в их жизнь и показал другой вектор развития. Моя задача – дополнить первый этап развития будущего скрипача. Да, где-то усложнить, увеличить нагрузку, но при этом сделать так, чтобы появился интерес.
Ведь я – концертирующий скрипач, и детям это нравится.

Им, кстати, нравится не только это, но и то, что Анар выводит скрипку из разряда скучных инструментов с многовековой историей и показывает, что она легко адаптируется к реалиям сегодняшнего дня. Ведь музыкальные школы часто грешат именно академичным подходом, подчас убивающим детский интерес. Для того чтобы окончательно убедиться в том, что так действительно бывает и человек готов передавать свои умения детям просто так, мы позвонили Наталье Воропаевой, маме Максима – участника проекта «Золотая скрипка: с детьми для детей». И ее отзыв превзошел все ожидания.

«Он очень скромный человек. Когда нам сказали, что появился некий человек, который собирает детей в проект, мы родителями на первую репетицию пришли. А перед этим шерстили google, восторг был полный, удивление и радость. У нас в школе замечательные учителя. Но возможности учителя ограничены. А я бы очень хотела, чтобы сын серьезно заинтересовался музыкой. С появлением Анара в ребенке столько радости, столько энергии, столько силы. Я в одиннадцать часов скрипку у него из рук забираю. Этот человек вселил в них колоссальную веру. Когда известный человек обратил на наших детей внимание, когда благодаря ему мы выступали и в Боровске, и в Обнинске, и в прямом эфире были, в Калуге выступали, были в Администрации Президента. Мы благодаря этому человеку другой горизонт перед собой открыли. Дети поверили в свои возможности, а мы – в чудо на земле. Единственное неудобство у меня вызывает то, что это нам ничего не стоит. Мы заикнулись ему о том, чтобы заниматься с ребенком дополнительно. Он подумал, согласился. И мы были готовы платить ему как репетитору. Он вообще ничего не берет. Максимум, что нам разрешил – довезти его до электрички».

Георгий Бобылев
Фото Дмитрий Дмитриев