Воскресенье, 20 Август 2017

Ценой титанических усилий

Статья добавлена 07 Июль 2017

Одна общая знакомая называет его «Халк с незабудками в душе». Координатор тренажерного зала и фитнес-тренер «С.С.С.Р.» Александра Анохина без какого-либо заигрывания можно назвать «Железным человеком»: одна титановая пластина в ноге уже многое объясняет. Не секрет, что существует некоторое пренебрежительное отношение к «качкам», как к людям ограниченным, самовлюбленным. Если у вас такое же мнение, то история этого парня изменит его и о чем-то определенно заставит задуматься.

Хотелось больше помогать людям, чем машинам

Родом я из Боровска. В юности занимался разными видами спорта. Отец пытался меня приучить к боксу, потому что сам занимался им. Я попробовал, но быстро остыл. Хотелось чего-то зрелищного, эстетичного. Очень понравилось заниматься лыжами в этот период. У нас был хороший тренер – Владимир Смирнов, подопечных у него было немного, и поэтому он уделял внимание каждому, рассказывал о технике. В какой-то момент я понял, что техника важнее выносливости, потому сильно снижает затраты энергии. А в итоге, как и всякому юноше, мне хотелось быть сильнее. Поэтому, когда увидел на занятиях единоборствами небольшой тренажерный зал, то решил попробовать «потаскать железо» и довольно быстро почувствовал результат. Мне понравилось, что в тренажерке нужно не кратковременное усилие, а долгая и кропотливая работа, к чему был приучен с детства. Приходил вместе со всеми, а уходил последним. Делал то, что делали другие, но при этом пытался развиваться, много читал о силовых видах спорта.

А еще я тянулся к машинам, потому, когда закончил девять классов, поступил в училище на автомеханика. Отучился два года, и еще год сдал экстерном. Руководство пошло мне навстречу. Следом поступил в техникум, учился по профессии «техник-механик». Сдал дополнительные экзамены и сразу пошел на второй курс. Параллельно тренировался и отмечал хороший прогресс. Начал понимать, что и профессию хочу ближе к спорту, к здоровью, хотелось больше помогать людям, чем машинам. Думал даже, что стоит поступать в медицинский.

Единственной возможностью работать в сфере фитнеса на тот момент была профессия учителя физкультуры. Такой вариант меня не очень привлекал. Были планы учиться в сфере МЧС, начал собирать документы для поступления. Но пройти медкомиссию в Калуге не удалось: забраковали «по здоровью» сразу по нескольким основаниям. Сказали, что если бы один пункт, то могли бы закрыть глаза, но так как их несколько, то это невозможно. Собственно, и в армию я не пошел именно по состоянию здоровья. И это, конечно, сподвигло больше заниматься спортом, чтобы быть не хуже других.

«Окридж» как институт

В этот момент появилась информация о том, что в Обнинске открывается первый фитнес-клуб «Окридж фитнес». Я загорелся этим проектом, пошел учиться на курсы. Организация тогда была очень заинтересована в кадрах. Проходил полноценный кастинг, много людей отсеивали. И пусть я был без опыта, но очень сильно интересовался этой темой. Друзья, приходя ко мне домой, глядя на книги, думали, что я учусь в медицинском. Первое время мотался из Боровска – возможности снимать жилье не было. Часто приходилось ездить на учебу и в Москву. Первые месяцы вспоминаю как очень сложные.

Но быстро сложилась команда, в которой все друг другу помогали. В процессе работы мы с ребятами постоянно повышали квалификацию. Возможность такая была, потому что часть курсов оплачивала компания. Помимо этого, что-то находили интересное для себя и учились за свой счет. Даже сейчас в работе я часто использую приемы, которым научился в самом начале. Но вообще квалификацию повышать надо каждые несколько месяцев. В «С.С.С.Р.» у нас проводится ежегодная аттестация в мае. В этом смысле тренер ничем не отличается от медика или педагога.

Пока работал в «Окридже», начал выступать в соревнованиях по бодибилдингу (позирование на сцене) и пауэрлифтингу (силовое троеборье: жим, приседание, становая тяга). Так как жил за городом, выполнял много физической работы, не связанной со спортом. Еще с детства телосложение было предрасположено к нетипичным силовым нагрузкам. Соответственно, когда попробовал заниматься силовым экстримом (силовые упражнения с нестандартными снарядами), то получил очень хороший результат и понял, в чем мое преимущество.

Те, кто превосходил меня в пауэрлифтинге, уступали в некоторых элементах, так как были менее универсальными. В области во всех соревнованиях я занимал первое место с большим отрывом. Уже имел планы участия в турнирах мирового масштаба, проходящих в Москве. Там, конечно, уровень был уже более серьезным, но возможность существовала. Надо было только сфокусироваться в этом направлении. Я же сочетал занятия с бодибилдингом. Интересно и зрелищно было и то, и другое. Но бодибилдинг – это то, что привело меня в спорт, и я не мог его бросить. Силовой экстрим, конечно, вещь более рискованная для здоровья. Нагрузки носят рывковый характер. Есть вероятность получить травму. Время ограничено, не успеваешь сосредоточиться на технике. Когда поднимаешь камень, тебе не до того, чтобы встать в правильную стойку для становой тяги.

Мне было двадцать пять – такой яркий период в жизни. Была работа, меня знали как тренера, сложился коллектив из постоянных подопечных, сформировались стабильные отношения с руководством. Готовился к чемпионату Восточной Европы по бодибилдингу в Ставрополе. К сожалению, тогда меня сильно выбила из колеи поездка на поезде, надо было лететь на самолете. Немного отравился, это сказалось на форме. Тем не менее, выступил достойно, получил звание КМС по бодибилдингу. А через две недели после возвращения попал в сильное ДТП на мотоцикле.

Я никогда никому из друзей не советую начинать ездить на мотоцикле. Но к тем, кто уже начал, я отношусь с пониманием. Если ты можешь без этого прожить, то лучше обойтись. Если ощутил кайф, то это уже как наркотик.

Борьба за жизнь и за ногу

В Обнинске меня сбила машина. Чаще всего мотоцикл въезжает в автомобиль, потому что не успевает затормозить, а тут была обратная ситуация. Я видел, как он выезжает, пытался замедлить скорость, а может быть, стоило ускориться и успеть проехать. Потом не раз прокручивал в голове эту ситуацию. Был прекрасный день, погода шикарная, мы катались с другом сначала по лесу, потом встретились в городе. Спасло то, что скорая приехала очень быстро.

Товарищ отделался рваной раной на ноге, со мной все вышло намного хуже. Удар пришелся в ногу, она оказалась между рамой мотоцикла и бампером автомобиля. Когда потом в больнице увидел фотографии с места ДТП, не поверил глазам. Было ощущение, что это машина, попавшая в лобовое столкновение: капот улетел, передняя часть была смята, лобовое стекло разбито. Удар был такой силы, что мне раздробило кости бедра, нога повисла на мышцах. Впоследствии врачи сказали, что если бы не достаточная мышечная масса, то ее бы просто отрезало.

Привезли в реанимацию в тяжелом состоянии с большой потерей крови. Родители тогда молились, чтобы просто выжил. Я испытал сильный болевой шок, терял несколько раз сознание. И только после того, как жизнь взяла верх над смертью, врачи занялись спасением ноги. Хотя помимо бедра были и другие повреждения: переломы голени, лопатки, ключицы, перерубленные связки на стопе. В итоге я перенес четырнадцать операций.

Если ты все соблюдаешь, то видишь прогресс. Его видят и окружающие. Это подогревает твой интерес и мотивирует двигаться дальше.

К счастью, родственники и друзья всегда были рядом. Сестра сильно помогла, сразу поехала на телевидение и дала объявление: надо было найти доноров крови. Очень много людей откликнулось. На ноге сначала установили конструкцию для внешней фиксации – что-то наподобие аппарата Илизарова. Операции проходили трудно, но успешно. В какой-то момент немного не усмотрели, появился абсцесс на бедре после установки титановой пластины. Гной нужно было срочно удалять. Температура спонтанно поднималась за 40 градусов, и остро стоял вопрос об ампутации ноги. Был момент, когда следовало принимать решение. Я понимал, что рискую, но оставаться инвалидом не хотел. Просил до последнего бороться за ногу. Врачи отнеслись к этому с пониманием, им было жаль меня. Повезло, все обошлось, несколько чисток привели к тому, что абсцесс удалось остановить, но часть квадрицепса пришлось удалить. Сейчас из-за этого у меня есть определенная диспропорция на правой ноге.

Так как я длительное время оставался прикован к постели, коленный сустав потерял подвижность. Хирурги предупреждали, что если в течение месяца я не начну сгибать колено, то оно не согнется никогда. Врач, смотрел на мои попытки и говорил: ты, наверное, не можешь пройти болевой порог. Тогда он попробовал сделать это под наркозом. Ничего не вышло, он развел руками и произнес: пробуй, может получится. Помогли друзья-спортсмены, потому как, некоторые движения самостоятельно делать не получалось. Я не могу выделить кого-то одного, кто вернул меня к жизни. Это произошло благодаря окружению, которое создалось, или может быть, я его создал. Два месяца я лежал, потом начал поворачиваться. Первый раз встал на костыли через два с половиной месяца и тут же упал возле больничной койки.

Было проблемой пожать пустой гриф

В итоге в больнице провел четыре месяца. В последний из них уже передвигался на костылях, и имел возможность на час-полтора выезжать в лес, немного подышать свежим воздухом, побыть в гармонии с природой. Кислород ускоряет обменные процессы, плюс отсутствие суеты. Восстановление пошло быстрее.

Впервые я пришел в зал на костылях сразу после выписки. Ребята хотели выгнать, но мне очень хотелось попробовать. До аварии я выполнил норматив мастера спорта в жиме лежа – 197 килограммов. Лег, опустил на грудь пустой гриф (20 кг) и не смог поднять. Приехал домой и понял, что все очень плохо, к тому же начали кровоточить раны. Неделю приходил в себя, отлеживался. Когда более-менее восстановился, пришел снова. Тоже неудачно, хотя я был осторожнее с нагрузками. И только третья тренировка дала понимание, что все будет нормально. В реабилитации очень важно поймать грань и не перетренироваться, а я очень много общался с реабилитологами. В итоге восстановился настолько, насколько это возможно. Использовал все известные мне средства: травы, спортивные добавки, нагрузки, растяжки, все, что попадалось. В тренерство вернулся через полгода, еще хромал, но уже был без костылей.

Что касается виновника аварии, он в первый раз пришел ко мне в больницу – попросил уладить вопрос, не доводя до суда. У него были какие-то нарушения до этого, и грозил срок. Я был настроен позитивно, не хотелось кому-то создавать сложности. Со своей стороны я просил помощи в лечении и оплаты чеков на медикаменты, плюс возмещение стоимости мотоцикла. На что получил категоричный отказ со словами: сам виноват, потому что в принципе сел на мотоцикл. Я прекратил это общение. Были множественные суды, разбирательства. Его вина не подвергалась сомнению, стоял лишь вопрос о наказании и возмещении ущерба.

Чтобы не делать ошибок

Я из всего пытаюсь извлечь максимальную пользу. И из этой ситуации тоже… Пока лежал, было много времени для самопознания и духовного развития. Могу сказать, что профессионально тоже вырос, узнал много о реабилитации, испытал это на себе. Заниматься с травмированными людьми мне раньше было сложно, я их не понимал. Зато теперь с этим нет никаких проблем.

Мои первые соревнования после травмы случились лишь спустя несколько лет. Это был силовой экстрим. Идеи, как раньше, стать лучшим не было, но азарт сподвиг к участию. Я стал вторым, чему был очень обрадован и удивлен. Но больше судьбу искушать не стал, переключился на бодибилдинг. Занялся эстетикой тела, пропорциями. Силовые периоды в тренировках сейчас делаю, но они короткие.

Предела развитию я не вижу. Физически и духовно можно развиваться бесконечно. Конечно, диспропорции в ногах дают минус. Но за счет своих преимуществ можно компенсировать этот недостаток. Этой весной был мой первый сезон, пристрелочный. К счастью, бодибилдинг – силовой вид спорта, в котором можно довольно долгое время заниматься, в том числе и участвуя в соревнованиях, где очень хочется получить звание мастера спорта.

После аварии я многое переосмыслил. Захотелось, чтобы осталось что-то после меня. Год назад родился сын. Мы общаемся и понимаем друг друга, пусть он и не говорит пока. Мне бы хотелось привить ему чуть больше дисциплины, чем было у меня в детстве, чтобы он меньше совершил ошибок.

Записал Георгий Бобылев

Чем приходится жертвовать, чтобы быть бодибилдером?

Режим

Самое главное в любом деле. Мало ли чего хочется поделать вечером, но нужно брать и ложиться спать. Потому что сон крайне важен. Какими бы ни были нагрузки, очень важно восстановление. Когда я вижу в зале молодых ребят, усиленно тренирующихся и думающих, что чем больше они тренируются, тем больший результат получат, стараюсь подсказать: так происходит не всегда. После определенного момента наступает перетренированность. Мышечная масса растет именно во сне. И, кстати, жир сжигается тоже в это время. Хочешь похудеть – спи. Хочешь нарастить мышцы – спи. Но не забывай тренироваться. Со своими подопечными стараюсь учитывать то, что они рассказывают мне о своей повседневной жизни. Только с учетом этого планируем нагрузку.

Питание
Жертвовать приходится различными «вкусняшками». Но тут вопрос в том, чтобы питание организовать. Потому как частенько нет времени приготовить, некогда ходить по магазинам, некогда подбирать продукты, учитывая их состав. Образ жизни становится таким, что мы все время торопимся, перехватываем что-то на ходу. У спортсменов есть постоянный страх: пропустить приём пищи, проделанная в зале работа будет потеряна. Это ощущение заставляет съесть хоть что-нибудь, восполняя калораж. Но беда в том, что если есть «что-нибудь», то тут же набираешь лишнее.

Финансовые затраты

Сейчас занятия любым видом спорта достаточно затратны. В нашем случае это посещение зала (абонемент), специальное питание, тренер. Иногда спрашивают: а нужен ли он? Я отвечаю, что даже у Марии Шараповой есть тренер. Вряд ли потому, что она не умеет играть в теннис. Чем более высокого уровня спортсмен, тем в более квалифицированном тренере он нуждается. На начальном этапе результат даётся достаточно легко, по сравнению с дальнейшим прогрессом. Чем больше меняется организм, тем больше он сопротивляется. Чем рельефнее становятся кубики на животе, тем сложнее достигается прогресс. Одна из самых значительных статей расходов – это спортивное питание. Все необходимые витамины и аминокислоты с обычной пищей получить очень сложно. Потому необходимо добавлять.

Самочувствие

Самый сложный и, пожалуй, вредный период для атлета - последние две недели перед соревнованиями (период сушки). Поэтому многие спортсмены не хотят через это проходить. Берегут здоровье, не участвуют в соревнованиях каждый сезон. Впрочем, здесь все неоднозначно. И многое зависит от правильности подведения себя к старту, качества восстановительных процедур. Есть «профи», выступающие регулярно и в достаточно зрелом возрасте, занимая достойные места на лучших мировых турнирах.