Суббота, 19 Октябрь 2019

АРТЕМ ВОРОБЬЕВ. К СЧАСТЬЮ НА КОЛЯСКЕ

Статья добавлена 13 Сентябрь 2019

"Я – обычный человек, такой же, как и все. А на ограничения можно смотреть как на границы, а можно как на испытание, преодолев которое, открываешь новые возможности". 

А удивительное все-таки рядом!О том, что в городе живет Артем, я, конечно, знал, и даже видел его неоднократно. Мы вообще следим, если не друг за другом, то за некоторыми интересными или особенными людьми точно. Мне бы хотелось, чтобы вы следили за Артемом Воробьевым, как за камертоном, определяющим настроение, отношение к жизни, к себе и к людям. Почти 9 лет назад он получил травму позвоночника, катаясь на сноуборде, и в одночасье стал инвалидом-колясочником. Молодой, спортивный мужчина, красавица-жена, крошка-дочь и ты – беспомощный и неполноценный. Уверен, что тогда через его голову прошло много разных тягостных мыслей…

 

В 2011 году в ночь на Рождество
МЫ ПОЕХАЛИ С ДРУЗЬЯМИ В ГОРНОЛЫЖНЫЙ КОМПЛЕКС «КВАНЬ».
Катались, был вечер. Я спустился в последний раз, позвонил жене, сказал, что собираемся и скоро приеду, начал снимать сноуборд.
В ЭТОТ МОМЕНТ ПРОИЗОШЛО СТОЛКНОВЕНИЕ

 

РОЖДЕСТВО НАОБОРОТ

В меня въехал мой товарищ. Он рассказывает, что я тоже ехал, но у меня сохранилось воспоминание, что стоял у карусели. Мы общаемся до сих пор. Как иначе? Явного желания навредить ведь не было, просто стечение обстоятельств. И это был мой выбор – поехать туда, и, стало быть, моя вина.
Разбился в десять часов вечера, уже ближе к полуночи меня привезли в Анненки. Два часа эвакуировали, не было средств для транспортировки с горы. Два часа лежал на снегу с риском получить обморожение. Приехали в больницу, а там никого нет, Рождество ведь. Дежурный врач говорит: ждите до утра. А у меня был сломан грудной отдел позвоночника, и, если в ближайшие сутки не предпринять операционные действия, я мог умереть.
Позвонили отцу – он тогда спас мне жизнь. Приехал, забрал, повез в Москву, в пути постоянно звонил, договаривался. Сказали везти в военный клинический госпиталь в Голицыно. Папа вытянул меня из тяжелой ситуации в ту ночь, когда никто не отвечал на звонки.
В 12 часов дня я был на операционном столе, еще 7 часов длилось хирургическое вмешательство. Представьте, разбит рот, выбиты зубы, сломана челюсть, череп, ребра. Я месяц не мог разговаривать и есть. Овощ, натуральный овощ! Лежал и смотрел в потолок. Я не знал, день сейчас или ночь, где нахожусь, никто со мной не разговаривал, никого ко мне не пускали.
На пятый день у меня начались галлюцинации: мне казалось, что родные за стенкой, что они просят разрешения забрать меня домой. Непонятные вещи длились в голове две недели. Прекратились, когда кушетку развернули лицом к окну. Я увидел снег, елки и понял, что жизнь продолжается. А еще осознал, что у меня есть выбор: либо жить, либо нет. И подумал: если дано жить, то надо жить.
Я был полностью зависим. Оставь меня одного, через час я начинал умирать. Нужно было понять, как вернуть самостоятельность. Три месяца пролежал там, а еще через один, после второй операции на позвоночнике, сел в коляску, и на тот момент почувствовал настоящую свободу.
Почти год я не допускал мысли о том, что не буду ходить, хотя зашедшая однажды в палату врач сказала об этом прямо и безапелляционно. Так над будущим поставили крест.

"Я православный человек, и вера — это наше все, потому что, когда находишься между жизнью и смертью, то спасаешься только молитвами"

 

ЖИЗНЬ ИЛИ РЕАБИЛИТАЦИЯ?

Прогресс начался, когда остался один в реабилитационной больнице в Зеленограде. Маме, лежавшей со мной, не продлили квоту. Одиночество заставило меня все делать самостоятельно. Это дало толчок вперед. Попросил близких сделать ручное управление на автомобиль и впервые поехал домой к ребенку. Новая жизнь началась благодаря родным.
Поначалу читал реабилитационные книжки. Так сказать, «находился в реабилитации». Это был важный этап жизни, на котором ни в коем случае нельзя задерживаться. Жизнь подарила тебе состояние, с ним надо быть, а не бороться. Пять лет я занимался борьбой: какие-то центры, какие-то врачи, какие-то операции. Я вижу, как многие люди страдают внутри. Пока они занимаются реабилитацией, жизнь проходит мимо. Кроме того, что уходит время, уходят люди. Ведь в этот момент ты существуешь только как паразит, а человек обязательно должен приносить пользу. Я повернулся к пользе, к мотивации. Искал, за что зацепиться, сейчас, кроме всего прочего, нашел профессиональный спорт.
Спустя примерно два года после событий той рождественской ночи, супруга сказала мне: не волнуйся, даже в этом состоянии можно найти работу. Она работала в «Хоум Кредите», я позвонил туда в отдел кадров. Пригласили, пообщался, прособеседовался. По образованию я — кибернетик, с компьютером знаком, прошел обучение и до сих пор удаленно занимаюсь системным администрированием: устанавливаю программы, раздаю права новым сотрудникам.
Работал с нашей городской администрацией по двум вопросам: первый — наполнение сайта, второй – создание безбарьерной городской среды. Например, улица Маркса, которую сейчас сделали, или Долгининская ремонтировались с учетом наших подсказок и пожеланий. Помню, когда делали Долгининскую, я подъехал к прорабу, спрашиваю: планируете ли съезд делать? Он отвечает: «Нет, а зачем?». Потом смотрит на меня и до него постепенно доходит. Доводилось и к губернатору ездить, например, для того, чтобы появился пандус от «Эврики» к микрорайону «Солнечная Долина». Что-то получается сделать, но, к сожалению, далеко не все.
Сын появился уже после травмы. Мы с женой решили, что пока здоровье позволяет, надо рожать второго ребенка. Движения в коляске минимизированы, сидячий образ жизни сильно сказывается на организме. Даже здоровый человек, если полежит пару дней без физической нагрузки, то испытает слабость и вялость.

"Жизнь подарила тебе состояние, с ним надо быть, а не бороться"

 

IRONMAN

В сентябре 2016 года я даже не знал о такой дисциплине, как триатлон. Занимался спортом для себя, ходил каждый день в бассейн, плавал. С удовольствием бы соревновался в этом виде, но в плавании у меня слабый результат из-за ног, они мешают, не двигаются, складываются и тормозят продвижение.
Моя большая помощница – супруга Катя. Она – неспортивный человек, но как-то летом пробежала 7 километров на обнинском полумарафоне. После этого жена подписалась в соцсетях на человека, который «делает айронмена» 5 дней подряд. Зашла на страничку, где он описывает свое состояние в процессе преодоления, и увидела комментарий парня-колясочника: «Когда начнешь сдаваться, то вспомни, что есть люди, которые проходят эту дистанцию только на руках». Мы заинтересовались, перешли в профиль автора. Ярослав Святославский – молодой парень, 25 лет, в брендированной одежде, стало быть, имеет контракты с фирмами. Познакомились, начали общаться. Он рассказал мне о том, как занимается триатлоном, как тренируется.
Первый тест, своеобразная и довольно спонтанная проба пера, состоялся 23 сентября 2017 года в Сочи. Общая длина дистанции 51 километр. Буквально за две недели до старта я в принципе узнал о том, что вообще есть такая дисциплина и такие соревнования. Два дня на размышление, и решение принято. Оставалось только найти велосипед. Написал Ярославу, он говорит: позвони моему тренеру – поговори. Позвонил, сказали: приезжай, пообщаемся. Встретились, оказалось, что велосипедов таких всего пять и все заняты, ребята тренируются, дать их не могут. А где еще найти, если в России их всего-то пять и еще несколько личных у людей на руках. А когда заикнулся в разговоре, что, может быть, мне стоит в Калуге поискать, то получил резкий ответ: «Хочешь искать в Калуге – ищи, найдешь, тогда сюда больше не приходи».
Две недели практически каждый день я ездил на тренировки к этому специалисту, он смотрел, как я чувствую велосипед, как переключаю передачи. Боялся, что сломаю. Наконец, завтра мне выезжать, а тренер так ничего внятного не сказал, лишь бросил: «Заезжай перед отъездом – посмотрим». Даже в последний момент я не понимал, будет ли у меня велосипед. И зачем я там вообще нужен без него.
К счастью, байк мне все-таки дали. Но на этом история с велосипедом не закончилась. Сразу по приезду у него отвалился суппорт. Отремонтировали буквально за час до сдачи техники в транзитную зону. У коляски, на которой я должен был «бежать», за сутки до старта ночью лопнуло колесо. В магазинах таких колес нет. Вот в таких переживаниях проходила подготовка.
Задача была – пройти дистанцию, и я эту задачу решил. В итоге – полный восторг! Было понятно, что могу сильно подтянуть велосипед, потому что плавание у меня на уровне, я им занимался раньше (в триатлоне мы ноги связываем, вешаем специальные поплавки, и придаем обтекаемую форму). Началась подготовка. В итоге год я посвятил триатлону. Организм функционально воспрял.
Ровно через год в Сочи я выступал на дистанции в 4 раза длиннее. Получилось не только преодолеть ее, но и оказаться первым. А до этого в составе команды Москвы «Катюша» стал чемпионом России.

"Все ломалось, все было против. На самом деле, это были знаки, что путь верный. Если бы мои коляски посыпались после старта, во время гонки, вот это уже было бы фатально"

Задача была – пройти дистанцию, и я эту задачу решил. В итоге – полный восторг! Было понятно, что могу сильно подтянуть велосипед, потому что плавание у меня на уровне, я им занимался раньше (в триатлоне мы ноги связываем, вешаем специальные поплавки, и придаем обтекаемую форму). Началась подготовка. В итоге год я посвятил триатлону. Организм функционально воспрял.

"Ровно через год в Сочи я выступал на дистанции в 4 раза длиннее. Получилось не только преодолеть ее, но и оказаться первым. А до этого в составе команды Москвы «Катюша» стал чемпионом России"

Ironman — серия соревнований по триатлону длиной 226 километров в три этапа:
4 км – плавание, 180 км— велосипед, 42 км – бег

Людей, которые преодолевают дистанцию, называют так же – железный человек, поскольку вся дистанция – это преодоление. А что касается инвалидов, то коэффициент сложности у них в два, а может, и в три раза выше. Бег – толкать руками колеса коляски, велосипед – педали крутишь руками, плавание – тоже только на руках. И если для обычного человека «триатлон 226» – это примерно, как взобраться на Эльбрус, то для колясочника – не иначе, на Эверест.

 

ВЫИГРАТЬ У ВРЕМЕНИ

Некоторые мои знакомые иногда звонят, думая, что мне скучно, просят – найди для меня что-нибудь в интернете. Я говорю: с удовольствием, но как только решу все свои бытовые вопросы. Потому что я не могу так быстро, как здоровые люди, встать и побежать. Мне нужно немного больше времени (улыбается). Но то, что его нет, как раз и делает жизнь интересной. Ты увеличиваешь темп и постоянно поднимаешь планку.
Моя история имеет цикл длиной девять лет. С Катей мы познакомились на городском слете. Через год поженились, спустя год родилась дочка, все было хорошо. Потом травма и пенсия по инвалидности. Через два года вновь выхожу на работу, начинаю заниматься спортом, рождается сын, нахожу еще одну работу, участвую в выборной кампании, потом темп еще увеличился, добавился профессиональный спорт, пошли первые победы.
Так произошел полный переворот, обновление.
Про Катю что я могу сказать? Она спасла меня от многих плохих мыслей, уберегла от необдуманных поступков, фактически держала в строю. Как только я впадал в депрессию, у нее очень четко получалось ставить меня обратно. Она со мной на одной волне. Про спорт говорит: «Да, надо брать и делать сейчас!».
Супругу от работы я освободил. Дома очень много забот: приготовить, убрать, в магазин сходить, детей отвести-привести. Для того, чтобы организовывать быт, ухаживать за тремя членами семьи: двумя маленькими и одним большим, нужен человек, который постоянно будет дома. Когда она уходит, то начинается ад: разбросанные вещи, я проехать не могу, поесть приготовить не успеваю. Помню, она говорила мне: «Не волнуйся, работа будет. Ты – обычный парень, у тебя светлая голова. Коляска? Это не проблема». Даже если наступает момент уныния, то после ее слов понимаешь, что занимаешься ерундой, угнетая себя.
Жизнь меня так резко тормознула, что я увидел ее по-другому, сидя в коляске. Вижу, как люди метаются и тратят много энергии на решение мелкого вопроса. Вижу, где они делают ошибки. С навязчивостью и занудством не лезу, не поучаю, у каждого свой опыт. Но своих детей останавливаю, подсказываю.
Я православный человек, и вера – это наше все, потому что, когда находишься между жизнью и смертью, то спасаешься только молитвами. В первые месяцы было особенно тяжело, я был вдалеке от дома, и мы с женой в трубку читали их друг другу: услышьте нас, мы хотим жить нормально. В голове многократно поворачивал мысль, что эта травма должна меня сделать счастливым, а не несчастным. До нее я был менее открытым, внимательным и спокойным человеком. Я не относился к людям так, как отношусь сейчас. У меня нет в голове никаких стереотипов. Моя инвалидность открыла возможности к общению.
Я всегда рад поделиться своей историей. Потому что это в определенной степени опыт, который может быть интересен и полезен людям. Особенно с точки зрения того, как выходить из той или иной ситуации. Я вижу, как люди реагируют, когда я рассказываю им о том, что я делаю, где участвую: плавание, жим лежа, бильярд, теннис. Они удивляются. Многие вообще не понимают, как такое возможно. Я надеюсь, что у меня будут результаты, и вы сможете о них рассказать. Очень хочу выступить на Паралимпиаде, занять призовое место, чтобы написали, каких высот добился человек из Обнинска на инвалидной коляске.

ВОПРОС-ОТВЕТ

Поделись впечатлениями от получения премии «Человек года». Важно это для человека Артема Воробьева?
Я был сильно удивлен, получая награду, так как остальные номинанты – спортсмены мирового уровня. Как человек городской, выступающий исключительно в России, понимал, что конкурировать с ними не могу. Что касается значимости, то награда важна для меня, но еще больше для моей семьи. Считаю ее результатом поддержки моих близких. Это событие и в моей жизни, и в жизни общества, получается, поставленные мной цели и их достижение объединяют и вдохновляют окружающих людей.

Премия стала следствием твоей победы и преодоления дистанции Ironman в Сочи год назад. То выступление для тебя на особом счету?
Изначально я не ставил глобальной цели, готовился просто принять участие. Преодоление ironman — нереальная цель для большинства людей, тем более для тех, кто проходит дистанцию только на руках. Я это осознал намного позже, в процессе. Но оказалось, что нет ничего невозможного, когда поставлена конкретная задача.

Аппетит приходит во время еды. 2 года назад ты познакомился с триатлоном, год назад преодолел 226 км и теперь вошел в паралимпийскую Сборную. Мечта – паралимпиада?
Да, все верно. Думаю, что на ближайшую уже не отберусь, так как надо проходить мировые отборочные соревнования и получать рейтинговые баллы. К сожалению, ездить за свой счет на эти старты я не могу. В будущем, надеюсь, при поддержке Сборной команды и при поддержке спонсоров, если они появятся, получится отобраться на Паралимпиаду.

Будешь ли ты пытаться этой осенью снова преодолеть дистанцию Ironman?
Старт в Сочи будет 12 октября, но 11 октября я попадаю на марафон «Формула 1», буду преодолевать его на беговой коляске. По сути, это не даст мне возможности выступать на следующий день. Одна надежда – это собрать команду, в которой я мог бы преодолеть первый плавательный этап. Пока не складывается.

Скажи, как реагируют Саша и Максим на твой спортивный режим? Хотят ли они достижений в спорте?
Дети реагируют спокойно. Я в их глазах веду обычный образ жизни, за исключением того, что иногда я уезжаю на соревнования. Медали, которые я привожу, вызывают у них сильный восторг. Бывает, что спрашивают: «Папа, когда можно будет пойти с тобой на тренировку?». Верю, что это желание будет крепнуть и сын обязательно начнет тренироваться со мной.

Что радует тебя по жизни?
Жизнь. Она интересная, разнообразная, веселая. Соревнования и цели, которые стоят.

Что кажется тебе несправедливым?
То, что выделяется мало средств на развитие спорта, фактически нет возможности бывать на многих сборах, выступать на многих стартах.

Если попросить тебя сформулировать миссию, как бы она звучала?
Мне кажется, она в том, чтобы мотивировать людей, которые пока не видят своих целей, на их постановку и достижение.

"Преодоление ironman — нереальная цель для большинства людей, тем более для тех, кто проходит дистанцию только на руках"

 

Артем Воробьев, 36 лет
Инженер-программист / Член Сборной России по велоспорту и триатлону среди лиц с повреждениями опорно-двигательного аппарата

 

Фото: Надежда Князева
Текст: Георгий Бобылёв