Пятница, 17 Август 2018

«Космический» металлург

Статья добавлена 22 Октябрь 2017

Попасть на завод НЛМК-Калуга стороннему человеку очень непросто. Бюро пропусков, служба охраны – все серьезно. Чем-то подходы на производстве напоминают армию. Невольно возникают параллели. Тем более, что встреча предстоит с одним из руководителей завода - техническим директором Алексеем Коломниковым, который, кстати сказать, заканчивал не что-нибудь, а военное командно-инженерное училище ракетных войск.

Несмотря на должность и статус, а также наличие просторного кабинета, герой интервью встречает меня в рабочем костюме. И хотя под ним прячется рубашка, Алексей Борисович рассказывает, что 90 процентов времени на работе он выглядит именно так. Хозяин кабинета радушен, говорит охотно, но чувствуется, что сдержан.

- Мой отец – военный, - эта фраза Алексея Коломникова многое объясняет. Детство, проведенное в военных городках, и та среда, в которой я рос, способствовала выбору профессии. После окончания училища с юношеским максимализмом просился защищать дальние рубежи нашей страны, в итоге попал в часть неподалеку от Иркутска. Трех лет хватило для того, чтобы понять: служба - это не совсем мое. Ушел в запас.

Но образование инженера-электромеханика он впоследствии смог прекрасно реализовать и еще не раз похвалит альма-матер и армию за то, что заложили технические знания и навыки управления людьми. Семья вернулась на родину Алексея - в Казахстан, а ее глава стал работать энергетиком в опытном хозяйстве. Увы, здесь Коломниковы надолго не задержались (хотя, по признанию, жизнь на земле была всем по вкусу) но национальное давление внутри страны усилилось, начался отток русских. Перебрались на Урал, в город Ревда. Здесь профессиональный путь пришлось начинать практически с нуля. Устроиться на работу было тяжело, в стране бушевал кризис, ставки сокращали. Будущий руководитель НЛМК-Калуга пошел трудиться в службу охраны на медеплавильный завод.

Ситуацию изменила случайность. Друзья из Казахстана попросили бывшего коллегу сходить на металлургический завод, узнать у главного механика, есть ли у них на продажу подержанные гвоздильные станки. Разговор получился подробным настолько, что Алексею сделали предложение перейти на предприятие механиком. Для человека с электромеханическим образованием работа показалась интересной, поэтому уговаривать не пришлось.

А потом пошел интенсивный карьерный рост, можно сказать космический. И произошел он не просто так, а благодаря настырности и неравнодушию нового сотрудника.

- Я всегда считал, - объясняет свою позицию металлург, - что надо работать за себя и за того парня, тогда тебя заметят. Так и происходило. В то время стартовал проект реконструкции завода, шел переход от мартеновских печей к электросталеплавильным. Меня выдвинули в группу по развитию. В итоге за плечами два крупных проекта – электросталеплавильный цех 1 (ЭСПЦ1) и ЭСПЦ2 на Нижнесергинском метизно-металлургическом заводе (сейчас это НЛМК-Урал). После запуска ЭСПЦ2 работал главным механиком и потом начальником сервисного центра – это был проект по объединению всех ремонтных служб предприятия в единое подразделение. В 2010 году Сергей Шаляев (генеральный директор НЛМК-Калуга) который когда-то принял меня на работу механиком в мартеновский цех, пригласил на новый электрометаллургический завод в Калужской области в качестве технического директора.

Расскажите, что входит в функционал вашей должности?

Технический директор отвечает за поддержание и развитие технологий производства на предприятии, за работоспособность оборудования, снижение затрат, развитие персонала. Одна из важных задач, стоящих перед нами сегодня, – повышение производительности, что позволяет снизить себестоимость продукции и быть конкурентоспособным на рынке.

Неужели можно повысить производительность уже существующего оборудования?

- Можно, и еще как! На предприятии собрана отличная команда специалистов, благодаря работе которых наш завод в кратчайшие сроки после пуска в 2013 году вышел на проектные мощности и шагнул дальше. Сейчас по некоторым показателям мы работаем на уровне мировых лидеров электросталеплавления. Но мы не останавливаемся на достигнутом, например, с прошлого года у нас стартовал проект развития Производственной системы НЛМК. Это проект, в который вовлечен весь персонал завода. Он направлен на улучшение качества коммуникаций между сотрудниками разного уровня, повышение информированности персонала о его влиянии на результат работы предприятия, улучшение культурной среды, внедрение инструментов производственной системы для улучшения производственных и бизнес-процессов. Мы ищем узкие места, которые мешают работать лучше. А устранение узких мест – это и есть инициатива по повышению эффективности. Инициативу может подать любой сотрудник, у нас работают цеховые комиссии, которые эти инициативы рассматривают и организуют их реализацию в кратчайшие сроки.

Кто вы для своих коллег? Каким вас видят подчиненные?

Люди меня видят по-разному. Не всем нравится, что мне приходится требовать. Кто-то это воспринимает адекватно, кто-то не очень. Но в целом отношения с коллективом я считаю хорошими. Раньше я был директивным лидером, сейчас меняюсь в сторону большего доверия к персоналу и его развитию.

То есть армейские принципы не применяете?

Когда случается цейтнот и задача должна быть решена в кратчайшие сроки - надо давать команды и не ждать обратной связи. Но если есть время, то можно и нужно убедиться в правильности восприятия, подсказать, посоветоваться. В перспективе это даст свои плоды. Как руководитель беру к себе в команду тех людей, над которыми стоять не надо и которым можно смело доверять.

Может быть, именно с таким подходом связана низкая текучесть кадров на предприятии?

На самом деле это обусловлено многими факторами. Во-первых, стабильность. Мы входим в Группу НЛМК - одну из крупнейших и самых эффективных металлургических компаний мира, ведущего российского производителя стали и проката с высокой добавленной стоимостью. Второе - обеспечение безопасности работы сотрудников. Третья составляющая – тот дух и отношение друг к другу, которое складываются на предприятии, хорошая зарплата и предоставляемый соцпакет, который получают сотрудники.

На работе вы начальник. А дома? Расскажите о близких.

Мы с супругой после окончания учебных заведений уехали от родственников. Наших детей помогали нянчить соседи, а дедушки и бабушки видели их раз в год. Поэтому, конечно, мы хотим, чтобы дети были рядом. Жена у меня музыкальный работник, преподает в детском саду и в школе, несмотря на мои просьбы побольше быть дома. Старший сын окончил Уральский государственный горный университет в Екатеринбурге, он - электромеханик. Проходил практику на нашем заводе и после нее остался, подписал трудовой договор. На сегодняшний день прошел самые «горячие точки» предприятия: крановая служба, электросталеплавильный цех, сейчас работает в прокатном цехе. Отзывы о нем очень хорошие. Дочь закончила 5 курс Московского института стали и сплавов (МИСиС), и продолжает учится по специальности «Сертификация и управление качеством», и параллельно работает в Челябинской трубной компании в Москве. Младший сын закончил в этом году техникум ИАТЭ НИЯУ МИФИ по специальности «Техническая эксплуатация и обслуживание электрического и электромеханического оборудования», поступил в университет на заочное отделение и с этого года работает в крановой службе НЛМК-Калуга электриком.

Когда я был первоклассником, то на всю жизнь запомнил картинку – сталевар на обложке букваря. И для меня эта профессия казалась чем-то сопоставима с космонавтом. Потому что представлений о ней не было никаких, но в душу запал именно сталевар с картинки.

Семья Коломниковых живет в своем доме неподалеку от Балабаново. Сбылась мечта перебраться в свой дом с камином, баней и приусадебным участком. В выходные и праздники собираются все вместе. Впрочем, родители уже привыкли к тому, что у сыновей и дочери есть своя взрослая жизнь и, несмотря на это, отец ласково называет их «два сыночка и лапочка-дочка». И все-таки понятие семьи у Коломниковых не бумажное, а настоящее. У них даже общие увлечения.
- Рыбалкой я занимался с самого детства, - рассказывает Алексей Борисович. - Еще в 4 года, помню, бегали со старшим братом и друзьями на Иртыш, ловили чебачков. Это занятие сопровождало меня на протяжении всей жизни. Сейчас мы обзавелись лодкой с мотором, и два раза в год стараемся выбираться на Нижнюю Волгу и в Карелию. Компанию в поездках мне составляют младший сын и супруга. Это отличная отдушина и разрядка. Когда жили в Ревде, в 15 минутах от дома был горнолыжный комплекс «Гора Волчиха» и часто зимой по вечерам мы ездили кататься на лыжах и сноубордах. Сейчас ближайшее удобное место для нас – горнолыжный комплекс «Квань» в Калуге.

Когда разговор подходил к своему завершению, собеседник подвинул ко мне телефон, с экрана на меня смотрели три мужчины с парашютами за спиной. Было несложно догадаться, что это отец с сыновьями. На следующей фотографии в такой же экипировке стояла улыбающаяся девушка.

- Это мои любимые фотографии, - с улыбкой сказал технический директор, - они сделаны два года назад. Мечта прыгнуть с парашютом появилась у меня давно. И когда узнал, что старший сын совершил первый прыжок, то я залез в интернет и проштудировал все несчастные случаи, которые произошли, и понял, что риск летального исхода минимальный. Самый большой риск – это травма ног при приземлении. И уже в следующий раз на аэродром поехали вместе с сыновьями. Потом и дочь набралась смелости составить нам компанию.

Теперь у Алексея Борисовича два серьезных повода для гордости: его «парашютисты» и металлурги родного завода.

Георгий Бобылев