Понедельник, 17 Декабрь 2018

Достучаться до небес

Статья добавлена 23 Октябрь 2017

- Что означает эта татуировка? - Это кит и черная дыра. Я ведь больше не верю в Бога. Есть физика и химия, с их помощью можно объяснить почти все, а то, что нельзя, будет объяснено со временем. Кит – символ естественности мира, гигантское существо, которое на суше существовать не может. Черная дыра – это космос и то, с чего все начиналось…

Я вырос в ортодоксальной религиозной семье: личная Библия, молитва перед едой, молитва перед сном, молитвы на встречах, проповеди. Почти 17 лет провел в организации «Свидетели Иеговы». По этой причине, согласно принятым там порядкам, у меня не было дней рождения, семейных праздников, мы не поздравляли друг друга с Новым годом, 8 марта и 23 февраля. Мама всегда искала Бога и решила примкнуть к секте. Отец, напротив, с религией никак не связан, он работал и работает инженером в ФЭИ. У родителей вечная распря. Это пример нашей российской нелюбви в семье, которая вечно преследует всех. «Свидетели» - закрытый социум, если туда входишь, то выйти почти невозможно. С первого дня тебя окружают люди с улыбками на лице, радостные, преследующие благую цель. Они зажимают человека и лишают его иного внешнего окружения.

В 2017 году решением Верховного суда Российской Федерации деятельность религиозной организации «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» и всех его 395 региональных отделений признана экстремистской и запрещена на территории России

Учился сначала в десятой школе, потом в восьмой. Закончил 11 классов и решил, что продолжать обучение не буду. И не пожалел, все свободное время посвятил себе, своим мыслям и осознанности. Мне это нравилось больше, чем предлагаемые в заведениях скудные образовательные программы. Было желание стать архитектором, мне очень нравилось чертить, но, когда столкнулся с первым учебным заданием в техникуме, понял, что это жутко безжизненно. Как и все молодые обнинцы того времени, пошел работать в «Хоум Кредит». Восемь месяцев исправно звонил по телефону, информировал людей. А вот дальнейшее трудоустройство осложнялось призывным возрастом. Работодатель говорил: зачем я тебя буду брать, если тебя скоро в армию заберут? А я в тот момент очень хотел устроиться дизайнером, мне нравилось рисовать на компьютере в графических программах, даже курсы обучающие прошел. Но тут проснулся военкомат.

По соображениям совести

Так как я был пацифистом в связи с религиозными убеждениями, то подал заявление на альтернативную службу. Пацифисты осуждают всякую войну, отрицая саму возможность войн быть правомерными, освободительными, священными и т. п. Они верят в возможность предотвращения войн лишь посредством убеждения и мирных манифестаций. Если вы смотрели «По соображениям совести» Мэла Гибсона, то немного представляете ситуацию.
Для Обнинска это была дикость, я стал вторым человеком в городе, который решил отдать долг родине таким образом. В военкомате долго размышляли, в итоге решили не портить статистику по альтернативным служащим и «откосили» меня по здоровью сами.

Федеральный закон «Об альтернативной гражданской службе» №113-ФЗ был подписан президентом 25 июля 2002 года. Согласно документу, право на замену срочной службы в армии имеют те призывники, для которых деятельность, связанная с прохождением службы (например, обучение стрельбе из боевого оружия), идет вразрез с моральными принципами (убеждениями) призывника или его религией/верой.

Во всем мире это нормально практикуется, но у нас до появления закона людей просто сажали в тюрьму и после принятия еще некоторое время не очень понимали, что с этим делать. У военкоматов было указание сверху: «альтернативщики не нужны», поэтому они не стали связываться со мной. Хотя, конечно, прессовали, всей призывной комиссией смотрели со скорбными лицами, намекая: давай-ка, парень, иди служи нормально.

Бегущий в лабиринте

Первый раз я женился на девушке из «своей организации». Там нельзя выходить замуж за сторонних, это не приветствуется. Буквально с 18 лет ушел из дома, мы начали снимать жилье. Не попав в армию, сидел в квартире, что называется, по уши погруженный в интернет. Я счастлив, что попал в век интернета, люблю воспринимать много информации. Заполнил анкету, пригласили в «Евросеть», через полтора года стал директором точки. Работа адская, какую не пожелаю врагу, без выходных по двенадцать часов в день. Такой режим породил во мне мысли о смысле жизни, о том, зачем все это нужно. В работе и деньгах я не чувствовал наполненного существования. Это переросло в депрессию. Именно тогда произошло мое знакомство с фотоаппаратом. Как только взял в руки профессиональную камеру, понял – это мое, и сделал выбор, что никогда больше ни на кого работать не буду.

О выборе хочется сказать отдельно. Изначально мне давали установку, что ничего в этой жизни ты не выбираешь, поэтому основная цель служить Богу. Я понимал, что подобная установка, но несколько иной направленности дается всем детям. Родители выбирают за них, как жить, куда направить энергию, потом выбирают место учебы, работы. А религия – это вообще ходячая инструкция жизни. Проще, если она есть, гораздо труднее выбирать самому и ощущать сопротивление жизни.
За выбором последовали первые обучающие онлайн-курсы, тренинги, свадьбы друзей. Это здорово, когда в своем окружении ты единственный фотограф, бесконечно снимаешь, полное раздолье. Занялся съемкой свадеб и получилось, что на эти деньги можно жить. Так понемногу превратил фотоаппарат в работу.

Место встречи изменить нельзя

Четыре года назад я подошел к такой точке, когда неудовлетворенность членством в организации «Свидетели Иеговы» стала критичной. Там мне перестали давать ответы на мои вопросы о мироздании. В собраниях начали обходить стороной. Это еще больше меня смутило: ребятки, что происходит, где христианская любовь? Я просто размышляю, хочу поделиться тем, что меня не удовлетворяет.

И в итоге я встречаю Надю, которая попала туда ненадолго, у нее появляются все те же самые вопросы и претензии. У нас случился бурный диалог, который перерос в чувства. И я, конечно, благодарен организации за эту встречу, но мне кажется, что потерял очень много времени, находясь в религии. Если бы она не пыталась тормозить мое развитие, то я продвинулся бы дальше. Но все равно считаю этот опыт очень значимым и важным. Человек думает, когда мучается. Когда все прекрасно, ты не думаешь, ты танцуешь танец на Гаити.

Для Нади наш брак тоже второй. Это одна из тем, которую мы постоянно обсуждаем, и нам есть, на чем основывать свой опыт – родительские семьи имели классические проблемы. Мы переняли этот опыт в своих первых браках. Вообще у меня простая терминология. Любовь – это взаимное удовлетворение чувств и потребностей друг друга. Это процесс общения, взаимодействия, проживания. Как только люди перестают общаться, они уходят друг от друга. Я отделяю любовь от гормонов. Это скорее интеллектуальная привязанность друг к другу. Развивая тему любви, мы передаем ее детям. Стараемся такую модель сформировать, собирая ее по кусочкам из разных источников и проявлять осознанность в понимании друг друга.

День выборов

Если религия - это вера, то наука - это доказательство. Для меня доказательством стала эволюция. На ранних этапах создания общества в религии был большой смысл, через нее постигалась нравственность и велось управление. Но общество развивается, и религия «устарела» на несколько веков. Сейчас есть много людей не верующих в Бога, которые могут прекрасно и нравственно жить. Государство у нас светское. Сейчас целое направление научное посвящено тому, что жизнь без религии - это следующая ступень эволюции человека. Человек становится умнее и ему не нужна инструкция. Да, священники любят говорить о том, что человек слаб, что не во власти идущего направлять свои стопы. Я считаю это ложью. И общество дает гораздо больше возможностей, нежели религиозный указ.

Что касается политики, то здесь тоже самое. Я не жил в богатом обществе, не жил в богатой семье. Затяжные макароны и гречка, сладкое в особых случаях, было нормой. Родители бесконечно занимали и отдавали с зарплатой. Я вырос под властью одних и тех же людей и ничего не изменилось. А то, что изменилось, и так должно было измениться. Да, мне грех жаловаться, но мы видим и врачей, и учителей. Их постоянные стоны. Да, все уже нашли способы альтернативно зарабатывать. Но надо понимать, что это Подмосковье и крупные города, но это не вся Россия. Провинция страдает, умирает. За Калугой уничтожаются деревни. Да, нам неплохо, но это не мешает мне хотеть изменить жизнь страны в целом. Я уверен, что с этой властью уже ничего не получится. Малое предпринимательство на словах поддерживается, но налоги растут. Странно, ведь если дать людям развиваться, они принесут стране больше.

Интернет – это новый двигатель сознания общества. Сейчас с ним вынуждены считаться. Тот же Навальный известен только благодаря интернету. Я ездил в Тверь к тете. Там у них нет интернета, рассказывал ей про Навального. Она потом поехала чернику собирать, поделилась там с подругами информацией, и все ей ответили, что они за Навального. А как они могут о нем узнать? На мой взгляд, это очень показательно.

Горько!

Как фотограф, я всегда переживаю то, что вижу и снимаю, такая особенность - развитая эмпатия. И накладывая то, что я вижу в свадебный день, на собственный опыт, могу делать выводы о взаимоотношениях между парами. Я нередко замечаю, что люди друг друга не любят. Это сквозит через слова: «Эй, жена, иди сюда» или наоборот, по тому, как неестественно муж пытается угодить ее величеству. Есть ужасающая статистика по разводам, ими заканчивается каждый второй брак. Многие из пар, что я отснял, развелись. Масса таких, кто разошелся в первые полгода, год. Все есть «В контакте», и я за всеми слежу.

В объективе мне видно, что мужчина и женщина не смогут удовлетворить простые потребности друг друга в нежности, любви, чувствах, эмоциях. И как в воду глядишь, что либо это ненадолго, либо история про страдания, когда муж и жена мучают себя и своих детей. Совсем немного пар, где есть тема любви, снимать их свадьбы – одно удовольствие. И именно такие свадьбы попадают потом в портфолио. Если любви нет, то как фотограф я начинаю страдать. А переживать этот негатив приходится несколько раз. Первый, когда снимаешь, второй, когда обрабатываешь, третий, когда отдаешь фотографии. На свадьбах все видят мою широкую улыбку. Единственное спасение –передать позитивный настрой. А на деле не совпадает и это грустно.

У русских людей – целая проблема пойти к психологу. Психологические проблемы решают седативными таблетками. Вроде хорошо, продолжаешь жить, но ощущение, будто что-то отрезали. Человек теряет главное – чувства. Именно поэтому создался плохой образ психолога. Невесту иногда хочется в сторону отвести и сказать: сходи к психологу, у тебя есть проблемы, тебя в детстве недолюбили, ты всю жизнь будешь насиловать своего мужа, выдирать из него любовь. Можно сократить расстояние до счастья, если сначала разобраться в себе. Не надо ввязываться в семью, не надо становиться рабом своих родителей, которые оплатили свадьбу, и ты им по гроб жизни должен. Люди многое могут узнать о своей жизни, если не пустят ее на самотек, а разберутся в себе.

Большая рыба

Свершения высокого в плане искусства, я думаю, еще впереди. В плане семьи мы уже что-то делаем, меняя заложенное родителями поведение на свое собственное, основанное на опыте. Я ищу свою большую профессиональную рыбу. Мелких ловить научился, хочу поймать большую. Ламповая студия – это наживка как раз для такой. Это команда людей: я, Надя, и несколько штатных фотографов. Мы хотим со временем заниматься больше административной деятельностью, а, например, семейные фотосессии делегировать.

Процесс фотосъемки - одна сплошная психология, постоянно работа лицом и языком, ведь надо успокоить, настроить, объяснить, показать.

В фотографии мой принцип - естественность. Сейчас миром правят аватарки: все равно какой я, все равно каковы содержание и объективный взгляд, я хочу выглядеть вот так. На свадебных фотографиях делаю цветокоррекцию, чистку кожи, немного растушевываю, пластику могу применить, но только чуть-чуть. Как показывает опыт, у женихов никогда нет претензий. А у невест иногда (процентов пять) бывают. Если они адекватны, мы работаем с этим. Но перерисовывать ей макияж я не буду. Это твоя настоящая фотография для потомков, так пусть они увидят тебя такой, какой ты была на самом деле. Если ты была не такая, какой хочешь в этот день, то зачем тогда это нужно? Свадебная фотография – это как история и не хочется, чтобы она была неправильно переписана. Студийная фотография – тут есть конкретная задача с заданными критериями, за выполнение которой люди платят. Но мы будем все равно придерживаться естественности, чтобы не сделать из человека куклу и того, кем он совсем не является.

Сейчас все, о чем я мечтал в жизни – исполняется. У меня есть дело, которым я люблю заниматься и в котором развиваюсь. Есть семья. Да, я мечтаю о финансовой независимости и вместе с тем просто хочу, когда веду ребенка в детский сад, чтобы люди, идущие навстречу, немного улыбались. Улыбка красит лица. И улыбаться даже не все умеют, особенно, когда на них направлен фотоаппарат. В последнее время мне нравится обучать фотографии. Преподавательская деятельность приятнее, чем фотографирование. Она не требует таких колоссальных затрат эмоций на ведение фотосессии, на проработку эмоций, на встряску людей, и здесь ты говоришь людям правду. У вас плохой объектив, кадр хороший, но нужно улучшить. Мне приятно, когда ученики начинают вытворять что-то интересное. Я стараюсь минимизировать количество воды, даю прямые факты и очень люблю шутить.

- Зачем тебе борода, ведь это атрибут священника? - Борода появилась в тот момент, когда я порвал с религией. Вообще-то я всегда подозревал, что мне это просто пойдет. А быть пастырем, отвечать за себя и окружающих можно без внешней религиозной составляющей, судьба и предназначение никакой роли не имеют, и мне лично без этого гораздо легче живется.